April Journal

09 Май 2021, Воскресенье
Russian English French German Italian

Разум человеческий владеет тремя ключами, открывающими все: цифрой, буквой, нотой.
Знать, думать, мечтать. Все - в этом.

Виктор Мари Гюго

Руны - ключ к истории Руси?

51505 html_m7f3d8836

Об авторе

Профессор ГУУ Валерий Алексеевич Чудиновакадемик, председатель Комиссии РАН по культуре древней и средневековой Руси, занимается археоло­гическим поиском, изучением и дешифровкой древ­них рунических и руничных (термин В. А. Чудинованадписей более 12 лет.

Валерием Алексеевичем исследовано в общей сложности более 3000 археологических и других объектов, несущих на себе надписи, выполненные рунами. В их числе древние святилища и священ­ные камни, предметы культа и утварь античных и до античных времен, грамоты, содержащие тайнопись, христианские иконы первых веков и другие реликтызаповедных уголков как России, так и ближнего и дальнего зарубежья. Наиболее яркими научными достижениями академика Валерия Чудинова являются:

Дешифровка полного силлабария (азбуки) древнейшей русской руничной пись­менности, как слоговой, так и буквенной.

Строгое научное доказательство того факта, что именно от руничного строя руссов ведут происхождение алфавиты и силлабарии      наиболее древних языков мира.

На основании расшифровки более сотни реликтовых текстов неоспоримая реа­билитация русской истории как древнейшей, насчитывающей не менее 24 тыся­челетий.

Академик Валерий Чудинов является автором более 300 научных трудов, наиболее значимыми из которых являются:

Руница и тайны археологии Руси  М.   «Вече» 2003

Тайные Руны древней Руси М.   «Вече» 2005

Священные камни и храмы древних славян М. «Фаир-Пресс» 2004
Вернем Этрусков Руси М. «Поколение» 2006

Электронные версии работ В.А. Чудинова представлены по адресу http://www.trinitas.ru/rus/doc/avtr/00/0005-00.htm

 

 

В.А. ЧУДИНОВ

РУССКИЕ РУНЫ

Москва 2006

ИЗБРАННЫЕ ГЛАВЫ

_________________

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга появилась на свет по просьбе и при содействии издателя Дмитрия Логино­ва, который предлагал оттенить именно своеобразное слоговое письмо русского этноса так.чтобы обычный человек, не филолог и не лингвист, мог бы понять его сущность, его своеобразие, его историю и возможные сферы применения. Сейчас мы живем в своеобразное время, когда в поисках утраченной великой идеи сла­вянского объединения и замечательного исторического прошлого огромные массы моих соотечественников обратили свой взор на забытые традиции и великолепную культуру Руси. Выяснилось, что наша древность столь же велика и продолжитель­на, сколь необъятна Россия в ее нынешнем географическом протяжении по срав­нению с любой другой страной мира. Крупнее России государства на свете нет; и, как показывает мой опыт исследования истории, на сегодня не известно другое государство, которое могло бы похвалиться историей языка, письма и культуры в течение нескольких сотен ТЫСЯЧ лет! То, что историю России начинают с девя­того века нашей эры, является частичной правдой, подобно тому, что у каждого из нас есть своя маленькая история за последний год; но перед каждым из них суще­ствовал свой год, и другой, и третий. И именно изучение русских рун способство­вало тому, что эта самая продолжительная из всех история Руси стала показывать свои смутные очертания, поскольку стали читаться памятники древнейших исто­рических эпох. И спрос читателя на книги по русским рунам — это на самом деле неутоленный официальной наукой спрос наших граждан на древнейшую русскую историографию, на те события, которые предшествовали не только приглашению князя Рюрика на отечественный престол, но развивались гораздо раньше - в ан­тичности, в бронзовом веке, в эпоху неолита, мезолита и палеолита, причем не только верхнего палеолита, но, как показывают новейшие находки, даже среднего. Таким образом, приобщение читателя к древнейшему русскому сакральному пись­му открывает перед ним возможность самостоятельного чтения наиболее древних русских текстов.

Интерес к русским рунам обусловлен и другими сторонами культуры. В со­ветское время когда официально проповедовался атеизм, многие стороны мифоло­гии, такие как гадание, прорицание, магия и мистика оставались как вне системы просвещения, так и вне проблематики научного исследования. В постсоветский период появилась литература по данным сторонам культуры, однако в основном на базе культуры других стран. Так, например, гадания или магическое воздействие письменных знаков пропагандировались только на основе германских рун. Даже само слово «руны» связывалось у европейцев вплоть до конца XIX века исклю­чительно с германским этносом, пока не были обнаружены руны тюркские. Что же касается славянских рун, то некоторые робкие надежды на их существование были высказаны еще в XVIII веке, однако век спустя под давлением все усилива­ющейся критики были оставлены, и лишь на рубеже ХХ-ХХ1 веков стало ясным, что руны первоначально возникли именно у русских. Все остальные руны, а так­же буквы многих евразийских алфавитов оказались потомками этих русских рун. И, разумеется, данные руны также носили сакральный характер, то есть с ними были связаны и магия, и мистика, и мантика (гадания). Таким образом, изучая рус­ские руны, можно выяснить истоки рунического искусства многих народов.

Наконец, русские руны интересны и как возможность писать по-русски иным способом. Ведя почти 10 лет в Академии славянской культуры курс славянской палеографии, я убедился в большом интересе студентов как к чтению и письму на глаголице, так и на рунице. То. что выглядит совершенно чуждо кириллице, латинице и прочим современным алфавитам, читается на современном русском языке как удивительная тайнопись! От этой возможности у студентов захватывало дух. Однако руница гораздо сложнее для восприятия и к тому же имеет возможно­сти неоднозначного чтения. Тем не менее, возможность писать по-русски разными способами привлекает значительное число населения.

Москва, май 2006 г.

О НАЗВАНИИ РУН И РУНИЦЫ

Чтение я начинаю с вытянутой по горизонтали рамочки слева, где вычи­тываются слова КРУЗОК МАРЫ, то есть КРУЖОК МАРЫ. Это — весьма важная надпись, поскольку она прямо называет "монетку". Таким образом, перед нами один из КРУЗКОВ МАРЫ. Слово КРУЗОК вместо КРУЖОК передает более архаичное произношение по сравнению ссовременным.

Затем я читаю слова на фрагменте в середине внизу. Тут вычитываются буквы очень больших размеров, вероятно, титульная надпись, то есть назва­ние именно данного кружка. Он называется КРУЗОК КОЗЛИКА, то есть КРУЖОК КОЗЛИКА. По аналогии с монетами можно сказать, что если пер­вая надпись говорит о виде изделия, о монете, то вторая говорит о ее досто­инстве (рубль, гривенник, алтын и т.д.). Следовательно, перед нами не про­сто КРУЗОК МАРЫ, но конкретно КРУЗОК КОЗЛИКА. Так что, это — тоже очень важная надпись, хотя она нам и не объясняет назначение кружков.

Самые интересные надписи читаются наверху. Интересно, что надпись с обращением в цвете и без обращения дублируют друг друга; я не стал об- водить данный фрагмент рамочкой, поскольку по нему самому ясно, откудон заимствован. Первая надпись гласит: ПО КРУЗКАМ, то есть ПО КРУ Ж- КАМ. Это — начало предложения, продолжение его следует искать ниже А ниже я читаю слово ОНА в прямом цвете и АНА в обращенном; воз никает впечатление, что кое-где появляется диалектное "аканье", то есть произнесение А вместо О в безударном положении. Далее в прямом цвет читается слово МАРА. Затем я читаю фрагмент в рамочке. В прямом цвет он дает слова ОХРАНУ ДАРУИТ, в обращенном — ОНА РУНАМИ МАРЫ Тем самым образуется осмысленный текст: ПО КРУЗКАМ, ОНА, МАРА ОХРАНУ ДАРУИТ ОНА РУНАМИ МАРЫ, то есть ПО КРУЖКАМ ОНАМАРА, ОХРАНУ ДАРУЕТ— НАДПИСЯМИ МАРЫ. Тем самым ношени КРУЖКОВ МАРЫ было делом почетным, и, оказывается, к почету добав лялась и сакральная охрана за счет рун от всяких неприятностей.

Смысл деятельности равноапостольного Кирилла. Кирилл, чья дея-тельность, как известно, была связана с созданием кириллицы, не стал бы заново придумывать то, что существовало в течение сотен тысяч лет. Отча-сти из этих соображений, но главным образом по другим, на мой взгляд, до-статочно спорным, современные исследователи считают, что Кирилл создал глаголицу как наиболее ранний вид славянского письма. На сегодня прак-тически все эпиграфисты не считают глаголицу письмом старше раннегосредневековья. Следовательно, Кирилл либо создал глаголицу (хотя многие факты говорят в пользу того, что глаголица появилась до жизни Кирилла либо как-то изменил РУНЫ РОДА. Теперь, после того, как стала понятнее система названия письма в палеолите, я могу сказать языком наших пред-

47

ков, что святой Кирилл переделал дошедшие до него РУНЫ РОДА в РУНЫ МАРЫ. Или, говоря современным языком, сделал несакральное славянское письмо сакральным, для того, чтобы на нем можно было писать по-славян­ски священные христианские тексты. Более подробно этот сюжет я рассмо­трел в моей книге «Загадки славянской письменности», где предположил, что сакрализация во времена его жизни представляла собой добавление к шрифту цифровых значений, так называемой цифири, которая существова­ла как в еврейском, так и в греческом письме. В чем конкретно проявлялся сакральный характер РУН МАРЫ во времена палеолита, а также глаголицы в раннем средневековье, я пока в точности не знаю. Возможно, что во время каких-то более поздних моих исследований это будет выявлено.

Понимания слова РУНА. К сожалению, в «Лингвистическом энцикло­педическом словаре» слово «руна» отсутствует, а под «руническим пись­мом» понимается только письмо германцев. И это понятно, ибо ни славян­ских, ни русских рун на сегодня академическая наука не знает и знать не хочет, а что касается тюркских рун, то их, с точки зрения этой науки, от­крыли совсем «недавно», каких-нибудь сто лет назад, и потому вводить в академический словарь слишком рано.

Между тем, о самом слове «руна» имеется масса представлений различ­ных исследователей. Вот что думал о них славянский исследователь руниче­ских знаков Мартин Жункович«Уже достаточно широко утверждается, что рунический шрифт был тайным письмом, так как слово "руно" равно­значно со словом тайна, поскольку немецкий глагол "rаипеп" означает "на­шептывать тайны", что, вообще говоря, было бы не совсем верным, ибо "rаипеп" означает окутывать тайной. Но подобная этимология, по мень­шей мере, дважды противоречива. — В качестве тайных руны действи­тельно могли признаваться, но именно, прежде всего, неграмотными, как раз так, как и сегодняшнее письмо, являющееся для них тайной; впрочем, руны существовали с того времени, когда люди не очень-то умели читать, и это остается справедливым вплоть до сегодняшнего дня как всеобщая тайна.Аналогичным образом развивалось в славянских языках понятие ча­родей, чародельникчароделец, чаровник и т.д., то есть тот, кто делает (чертит) "чары" (=штрихи), то есть может ими писать, и сегодня это значение сохранилось в качестве равнозначных слов волшебник, волшеб­ный художник (ZаиЬеrеrZаиbеrkunstler). Что именно он писал, читающий,разумеется, не понимал, однако подобная группа знаков для неграмотного должна была приниматься за тайное или апокрифическое значение.

Вместе с тем, с другой стороны, применяемый публично шрифт не мо­жет содержать тайны, которую с большими трудами воплощают в брон-

48

 

зу, железо, камень и дерево или вырезают на обожженной глине и тем са­мым предоставляют миру в виде, например, оружия, украшений, объектов поклонения или даже блоков естественных скал лишь для всеобщего обме­на определенной коммуникацией. Так называемые "буквы" были не просто вырезанными единичными рунами или их типами, но несли определенный продуманный упорядоченный текст большего или меньшего объема с целью фиксации мыслей, которые хотели сохранить или сообщить кому-то дру­гому, то есть были также примитивной формой письма.

Отсюда уже в принципе нельзя принять всерьез, что такие описанные "буквы" набрасывались без разбора, а из этого можно заключить, что их изготовили тогда, когда должны были сохранить законченные по содер­жанию тексты, так что ничего не оставалось лишним. Отсюда немецкое слово "Висhstаbе", аналог славянского "буки, буква, буквица" (последнее — буква, изображаемая в виде рисунка), выводится не от слова "бюкса" (бо­таническое), но от слова "Висh" (книга), то есть звуки, организованные в книгу — роль, которая образует взаимообусловленный текст.

Отсюда должно быть совершенно правильным, что первоначально са­мое важное передавалось как резы (засечки), копирующие естественные формы отображаемого объекта, что одновременно служило мнемониче­ским средством, высеченном в дереве, как это повторено в Эдде: «Прабоги гравируют, правитии царапают, шеф-мастер им вырезает, ты умеешь царапать», вокруг чего возникает изобразительный шрифт, который по­степенно становится записью звуков, так что звучащее понятие для объ­екта теперь отождествляется с его графическим изображением и при­нимает, условное значение.

Образование рун происходит именно так, как происходит образование любого оригинального письменного изображения, то есть посредством ал­фавитов. Если мы себе можем, представить нечто такое, то обратимся к близлежащим знакам, и приспособим их до определенной степени так ска­зать к внешнему выражению, так что "о", например, будет во всех языках представлено через кружочек, тогда как рот при произнесении принимает похожую на "о" форму, как бы принимает "о"; "и" всегда простейший знак, поскольку звук, так сказать, сжимается зубами, и т. д. — Объяснение звучит столь парадоксально, что становится ясно, как возникают основные черты письменности в разных местах и в разные времена, и при этом основные формы оказывают до определенной степени одинаковое внешнее влияние на внешние контуры знаков письма. И напротив, варианты письменных знаковявляются следствием личного творчества и готовности руки, которые всег­да носят своего рода индивидуальный характер» unkovič 1913, s. 5-7).

49

 

Как видим, здесь Жункович выступает против обычных германских трактовок понятия РУНЫ как тайны, полагая, что руны являются такими же носителями информации, как и прочие знаки письма. Вообще говоря, он прав в условиях полемики с германскими рунологами, но не вполне прав в историческом контексте, поскольку, как мы видели, помимо чисто информа­тивных РУН РОДА в древности имелись и сакральные РУНЫ МАРЫ. Так что понятие «тайны» часть рун все-таки несла. Что же касается близости форм слова РУНА и слова РЫТА, то глагол РЫТЬ действительно имеет по­велительную форму РОЙ, которая в некоторых славянских языках могла бы произноситься как РУЙ, откуда гипотетически могла бы возникнуть форма причастия РУНА. Но эти рассуждения имеют силу лишь в кругу современ­ных славянских языков, тогда как слово РУНА употреблялось в глубочай­шей древности и, видимо, имело иную этимологию. Я уже приводил свое предположение о том, что слово РУНА могло возникнуть из слова *ЛУНА, однако пока что не нашел ни малейшего подтверждения в письменном ма­териале палеолита. Поэтому пока для меня исконный смысл этого слова все-таки остается загадочным. Тем не менее, именно в германских странах термин РУНА дожил до наших дней, тогда как в России и других славян­ских странах он был вытеснен другими терминами, например, БУКВА.

На мнение другого ЖунковичаДаворина Жунковича, ссылается и со­временный отечественный исследователь Антон Платов. Он, отталкиваясь от германской культуры как исходной для рун, писал: «Практически все современные исследователи упускают из вида славянские языки (к слову, гораздо более близкие к скандинавским, чем те же кельтские). Не так обстояло дело в конце Х1Х-начале XX века, во время расцвета исследова­ний по славянской рунике. Так, пытался в свое время связать слово РУНА с сербским gronic «говорить» польский славист А.Кухарский... Но против такого толкования равно выступали В. Цыбулъский и И.В. Ягич, находя его «сумасбродным». А вот против более позднего предположения Д. Жунко­вича(Žunkovič 1918) ни один исследователь не мог выдвинуть никаких кон­трдоводов. Версию Жунковича попросту забыли, как это нередко случалось в области славянской рунологии...

В свое время я пришел к тому же выводу, какой был сделан Жунковичемпочти независимо от этого исследователя. Меня поразило существова­ние множества славянских рек, носящих загадочное имя РУНА (в качестве примера приведу реку Руну, впадающую в Верхневолжские озера на грани­це Тверской и Новгородской областей). В большинстве случаев этимоло­гия этих названий считается невыясненной. Но ведь существует старый славянский корень РУН: именно от него происходят русские слова РАНА,

50

 

РАНИТЬ, РЫТЬ, украинское РИЛЛЯ— борозда. По Жунковичу, этот же ко­рень содержит глагол РУТИ — «резать», и существительное РУНА, озна­чающее «прорез», «борозда»,...РЕЗА. Не этими ли резами чьтеху и гата-аху древние славяне?

Любопытно, что основа run/rап со значением «резать», «ранить» была известна и древним германцам, — и удивительно, почему на этот факт не обращают внимания исследователи! Так, знаменитый наконечник копья из Дамсдорфа, датируемый первой половиной первого тысячелетия н.э., несет руническую надпись КАША, переводимую как «пронзающий», «на­носящий ранения».

Вероятно, термин РУНА происходит все оке от древнейшей славяно-се­вероевропейской основы со значением, «резать» (что выглядит естествен­ным), в то время как появление европейских слов того же корня, но уже носящих значение «тайна», «говорить в тишине», вторично, и связано с магическим применением древних резаных знаков.Древних рун» (Платов 1998-1, вып. 6, с. 90-92). С Платовым можно было бы согласиться, если бы РУНЫ только вырезались на мягком материале - дереве или кости. Но на камне их резать нельзя, там применялась более сложная технология высече­ния. Кстати, и надпись RАNJА можно понять как чисто славянскую, РАНЯ. Для копья такое значение понятно, им можно было и убить, и ранить, но считать, что РУНЫ «ранили» дерево или кость довольно необычно. Словом, сближение РУНЫ = РАНЫ мне представляется достаточно натянутым.

Словосочетание СЛАВЯНСКИЕ РУНЫ. Примерно в ХVIIVIII ве­ках германские исследователи приходят к выводу о том, что руническая письменность в силу своей широкой распространенности могла использо­ваться не только скандинавами, англичанами и немцами, но и соседними с ними народами, например, балтами и финнами, а также проживавшими на территории Германии славянскими меньшинствами. Следовательно, тер­мин «славянские руны» означал «германские руны в славянском употребле­нии», равно как термин «финские руны» предполагал понимание «герман­ские руны, употребляемые финнами». Такую трактовку давал, например, датский эпиграфист Финн Магнусен еще в начале XIX века. Однако позже некоторые исследователи (например, Якоб Гримм) стали предполагать, что у славян в использовании рунических знаков имелись некоторые отличия в графике рун, и тогда термин «славянские руны» стал пониматься как «гер­манские руны с графическими отличиями у славян». Против такого пони­мания выступил Ватрослав Ягич, показавший, что никаких графических отличий у славян в рунах не было; после него термин «славянские руны» перестает употребляться.

51

 

Антон Платов в своих сборниках предлагает термин «руническое искус­ство славян», что близко по смыслу к понятию «славянские руны» как «гер­манские руны в славянском употреблении». В своей книге (Платов 2002) он обнаруживает употребление ряда германских рун на славянских укра­шениях. В этом нет ничего удивительного, поскольку, как и многие другие европейские алфавиты, германский футарк вышел из руницы. Точно так же и мы можем с удовольствием говорить, что в английских надписях наших дней существуют буквы В, С, Е, Н, К, М, О, Р, Т, X и т.д., вполне понятные нам, русским. Правда, В читается Б, С читается Ц, X читается ИКС, то есть за графическим сходством ряда знаков не прослеживается тождественности их звукового значения. Таким образом, по Платову, русские, как и другие соседние германцам народы употребляли германские руны. Ничего нового в таком понимании нет.

Словосочетание РУССКИЕ РУНЫ. Это словосочетание на сегодня яв­ляется новым, поскольку русские вообще редко пользуются своим этниче­ским именем для обозначения каких-то реалий, а уж тем более в отношении РУН, которые германским ученым привычно называть ГЕРМАНСКИМИ (хотя М. Жункович их называл ВЕНДСКИМИ), но по происхождению они из той страны, которая в палеолите называлась РУСЬЮ. Следовательно, по определению самые древние руны есть РУССКИЕ РУНЫ. Такое определе­ние мы даем в этой книге, и с этим ничего не поделаешь.

<…>

 

ЧИТАЕМ РУНЫ РОДА

Мы помним, что руны Рода - это практически знакомая нам со школы кириллица. Что же тут трудного? Мы умеем читать кириллицу.

Отличие рун Рода от кириллицы. Прежде, чем читать руны Рода, не­плохо было бы установить отличие их от кириллицы. Мы недаром писали, что руны Рода и кириллица почти совпадают - различие все-таки есть.

Дело в том, что существует несколько алфавитов, которые мы считаем по большому счету кириллицей. Так, согласно так называемой «азбучной мо­литве» в кириллицу входило 42 буквы, включая юсы, йотированные буквы, а также фиту, ижицу и прочее. Однако черноризец Храбр называет другую цифру, 38 букв (24 греческого происхождения и 14 славянского), то есть тот же алфавит, но, вероятно, без йотированных юсов и без йотированных Е и А. Современный русский гражданский алфавит свободен от всех грече­ских букв (пси, кси, омеги в виде ОТ, фиты, ижицы), и состоит из 33 букв, так что он на 9 букв короче азбуки из азбучной молитвы и на 5 букв алфа­вита, употреблявшегося во времена монаха Храбра.

А каков алфавит рун Рода? Короче он азбуки азбучной молитвы или длиннее? Он много короче. По сути дела, он короче даже современного гражданского алфавита. В нем нет нескольких букв. Каких? Во-первых, буквы Ё, которую ввел великий русский писатель Карамзин. Во-вторых, буквы Э. В-третьих, буквы Ф, поскольку такого звука в русском языке не было. Наконец, звуки И и Й не различались и обозначались одной буквой. Таким образом, мы имеем последовательность из 29 букв (или рун Рода): А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, 3, И, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, X, Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ю, Я. От кириллицы из «азбучной молитвы» его отличают 13 букв.

Замечу, что число 29 - простое, то есть делится только на само себя и на единицу. Напомню также греческое выражение «от Альфы до Омеги», то есть «весь алфавит». А число 29 в русских народных сказках обыгры­вается, но весьма специфическим образом: «в тридевятом царстве, в три­десятом государстве...». На первый взгляд, «тридевятое» - это трижды де­вятое, то есть 27-е. Но тогда «тридесятое» - это трижды десятое, то есть 30-е, и в этом случае образуется лакуна между 27-м и 30-м. Чтобы такой ла­куны не было, надо понимать «тридевятое» как «девятое третьего десятка», то есть 29-е. Тогда «тридевятое» как раз и соответствует последней букве алфавита, греческой «омеге» или русской букве «я». Следовательно, пройдя

126

 «тридевять» царств, человек и проходит всё «от Альфы до Омеги», весь ал­фавит, и попадает в «тридесятое царство». Иными словами, пройдя предел, человек вступает взапредельное. Поэтому я считаю, что сказочный зачин насчет «тридевятого царства» тесно связан с числом рун в алфавите Рода.

Обращаю внимание также на отсутствие в алфавите Рода буквы I. Она была добавлена позже, вероятно, тем же Кириллом, который не зря попол­нил руны Рода либо на 9, либо на 13 букв. Много это или мало? Заметим, что современное болгарское письмо отличается от современного русского всего на 1 букву - у них нет буквы Ы. В украинском алфавите тоже нет буквы Ы, как и буквы Ё (этот звук передается сочетанием ЬО), зато есть Э не оборотное (йотированное Е), есть как бы «латинское» I, и даже такая же буква с двумя точками (йотированное И). Таким образом, отличие украин­ского алфавита от русского составляет уже целых 4 буквы. На письме это очень заметно. А отличие в 9 букв, тем более в 13, должно просто бросаться в глаза.

Причины изменений рун Рода. Руны Рода существовали десятки и сот­ни тысяч лет без изменений и прекрасно обслуживали русский язык. Какая же необходимость заставила Кирилла изменить всем привычный алфавит, добавив в него несколько букв?

Если спросить об этом лингвистов, они скажут, что в средние века суще­ствовали носовые звуки (которые до сих пор остались в польском), а имен­но носовой О (который был обозначен так называемым «юсом большим») и носовой Е (который был обозначен так называемым «юсом малым»). Уже поэтому нужно было добавить две буквы.

На первый взгляд, причина веская. Однако заметим, что слова СТАН­ЦИЯ, ФОНЕТИКА, МОЛОКО мы произносим точно так же, как белору­сы, но они пишут СТАНЦЫЯ, ФАНЭТИКА, МАЛАКО, отчего нас коро­бит, хотя именно они пишут фонетически точно. Как шутил Марк Твен, правительство США даровало своим гражданам лучшие в мире законы, а господь бог — здравый смысл, чтобы ими не пользоваться. Если бы В АЗДИН ИЗ ГАДОУ МЫ БЫ ЗАМЕНИЛИ СВАЮ АРФАГРАФИЮ НА БЕ-ЛАРУССКУЮ, мы бы уже никогда не смогли писать традиционно, то есть грамотно с нашей нынешней точки зрения. Иными словами, фонетически писать не всегда эстетично. Таким образом, если бы мы писали слово РУКА или ЗУБ через У, а не ЮС БОЛЬШОЙ, тот, кто привык произносить носо­вые, продолжал бы их произносить, читая У как носовой, а тот, кто носовых не знал, произносил бы У. Слов, которые различались бы именно «юсами» от аналогичных слов без «юсов», просто не было, то есть «юсы» не являлись фонемами. Тем самым, в кириллице были обозначены варианты звуков как

127

самостоятельные звуки. Вообще говоря, это скользкий путь. Если по нему пойти, то, например, южнорусский фрикативный звук Г, отличающийся от московского взрывного Г, следовало бы обозначить опять отдельной бук­вой (так поступают лингвисты, когда дают фонетическую транскрипцию). Кроме того, есть ряд вариантов произношений по отдельным областям, где некоторые звуки произносятся иначе, чем в литературном произношении. Так что с точки зрения единства языка такой подход неприемлем.

Но, возможно, единство языка как раз сохранять и не требовалось? В са­мом деле: если нация считает себя единым народом, она и письмо старается сделать стандартным, несмотря на ряд диалектных отличий. Так, в Герма­нии до ее объединения Бисмарком диалекты разошлись настолько, что ба­варец саксонца уже не понимал, а берлинцев (так называемый Рlattdeusch) не понимал в Германии вообще никто. И, тем не менее, ряд разрозненных земель объединился и выработал искусственный общенемецкий язык (такназываемый Носhdeutsch). Восточные славяне поступили как раз наобо­рот: сначала единые русские земли (Киевская Русь) распались на удельные княжества, потом выделились два крупных русских государства: Великое княжество Литовское (Литва включала в себя практически всю нынешнюю Белоруссию, Украину и часть России) и Московское княжество. И там, и и там говорили по-русски, хотя постепенно накапливались диалектные раз­личия. Однако в советское время каждый из этих этносов (не ушедших друг от друга настолько далеко, как баварцы от саксонцев) пожелал выделиться в самостоятельную нацию, а для этого местный диалект должен был воз­выситься до самостоятельного языка. И для этого необходимо было пока­зать именно отличия, причем «весомо, грубо, зримо». Именно это и про­исходит, когда из алфавита изымаются одни буквы и добавляются другие. А понимание различий как языковых, а не диалектных, уже дает право эт­носу считаться другим народом, а за этим следует выделение самостоятель­ного государства. Так что, если бы баварцы стремились создать собствен­ное государство, баварский диалект не только получил бы статус баварско­го языка, но и на карте мира появилась бы республика Бавария. Также и Саксония. Но прежде нужно было бы обзавестись собственными алфави­тами, что тоже вполне достижимо. Скажем, мягкий общенемецкий звук ХЬ по-саксонски звучит как Ш, так что слово НИХЬТ у них звучит как НИШТ. Скажем, именно для этого звука можно было бы ввести специальную бук­ву— и достаточно ее одной, чтобы саксонский язык отличался бы от обще­немецкого. Еще раз повторяю - если бы было желание. А его-то и не было.

Таким образом, изменения в графике, как это ни выглядит парадоксально, дело вовсе не лингвистическое, а политическое. Если надо с кем-то объеди-

128

ниться, значит, надо ввести алфавит именно того народа. Скажем, до XIX века Румыния пользовалась кириллицей, а потом перешла на латиницу. Но Молдавия, войдя в Россию и СССР, продолжала пользоваться кириллицей, пока не вышла из состава СССР. Тут молдаване вспомнили, что говорят на румынском языке и ввели у себя латиницу. Уже хотелибыло объединиться с Румынией, но это сопровождалось бы такими экономическими потерями, что объединение отложили. Сербы введением кириллицы показали, что они ориентируются на восток, на Россию; хорваты введением латиницы пока­зали, что они ориентируются на запад, на Италию. Таким образом, если бы святой равноапостольный Кирилл хотел просто объединить всех славян, он бы усиленно пропагандировал руны Рода. Но Род был языческим богом, а не христианским. Кроме того, рунами Рода писали по-русски. Ни то, ни другое не входило в планы Византии. Поэтому был предпринят остроумный шаг: «христианизировать» азбуку Рода, добавив в нее ряд, прежде всего, гре­ческих букв, а также противопоставить русскому языку язык болгарский, хотя и близкий, но иной. Поэтому за эталон приняли солунско-константи-нопольский диалект болгарского языка, то есть тот единственный славян­ский язык, на котором говорила какая-то часть жителей Константинополя. Вот так получился так называемый «старославянский», а на самом деле периферийный (по отношению к столице Болгарии Преславу) болгарский язык, в создание которого многие монахи и ученые приложили много труда. И прежде всего Кирилл.

Какую азбуку создал Кирилл? Такая проблема всерьез стала обсуж­даться лингвистами в XIX веке. Казалось бы, никакой проблемы нет: Ки­рилл создал кириллицу. Однако по ряду фактов стало ясно, что глаголица древнее кириллицы. На этот счет тоже были разные версии; одна из них та, что глаголицу создал святой Иероним, живший примерно за пять веков до Кирилла. Но тут встретилось неожиданное препятствие: Кирилл со своим братом Мефодием был объявлен первоучителем славянским и составите­лем первой славянской азбуки. Следовательно, если древнее глаголица, то Кирилл создал глаголицу. То есть, важна не научная истина, важна устояв­шаяся точка зрения, теория. Как шутят физики, если факты противоречат теории, то тем хуже для фактов. Постепенно социализируется всё, и прежде всего товары; мы сейчас платим большие деньги не за сам товар, а за его бренд, то есть за клеймо фирмы-изготовителя. Неважно, что стиральную машину германской фирмы Бош собирали в Польше; ярлык гласит, что она произведена в Германии. Точно так же неважно, что именно создал святой равноапостольный Кирилл: кириллицу, глаголицу или какую-нибудь буковицу; важно то, что он создал первую славянскую азбуку.

129

А как же руница, то есть руны Макоши? — спросит внимательный чита­тель. А никак. Официальная наука пока этот вид славянского письма еще не признала (и вряд ли признает в обозримом будущем). Следовательно, его и нет. Помнится, в советское время мы вовсю клеймили позитивизм как буржуазное направление философии, которое признает за истину толь­ко то, что известно науке. Действительно, как быть с тем, что неизвестно? Согласно позитивизму, того, следовательно, и нет. Скажем, два века назад не были известны элементарные частицы - электрон, позитрон, протон. Су­ществовали ли они тогда? Позитивизм должен честно ответить: тогда их еще в природе не было, поскольку их не было в науке. Забавно: человек, конституируя науку, тем самым творит мироздание. Именно эта забавная философия и считалась идеализмом. А наши ученые себя всегда считали материалистами. Сейчас мы твердо стоим на позициях позитивизма: если пока РАН не собирает по славянской слоговой письменности конференции и симпозиумы, не публикует эти исследования в ряде научных журналов, стало быть, слогового письма и нет. А как только начнут собирать, так оно и появится в древности.

Если же отойти от нынешних догм в славистике, то до Кирилла суще­ствовало, по меньшей мере, три вида славянского письма: руны Макошируны Рода и глаголица. Так что выбор у «первоучителя» был весьма велик (другие страны таким обилием письменности похвастать не могут). У каж­дого из них были свои недостатки: руны Макоши сложны в чтении, име­ют традицию в линейном письме громоздить столбцы, а руны соединять в лигатуры; кроме того, фонетическое значение каждой руны варьирует (например, РЕ/РИ/РЬ). Руны Рода слишком известны как нехристианские. Глаголица имеет слишком много элементов в каждой букве (раза в 2-3 боль­ше, чем в рунах Рода) и внешне напоминает письменность Азии. Кроме того, глаголица была практически неизвестна у восточных славян (так, в Новгороде, как выяснилось из исследований А.А. Медынцевой, имелосьнесколько граффити на стенах Софии Новгородской, однако, когда я прочи­тал нерасшифрованные этой исследовательницей фрагменты, выяснилось, что их оставили профессиональные переписчики церковных книг. Миряне глаголицу не знали).

Так что выбора у святого Кирилла практически не осталость: необхо­димо было взять руны Рода и сделать их христианскими. Путь христиа­низации тоже был понятен: максимальная близость Византии. То есть в алфавит требовалось ввести насколько возможно дополнительные грече­ские буквы, чтобы писать греческие имена максимально приближенными к греческому прототипу; затем проставить знаки ударения и придыхания

130

 (последнее совершенно не нужно для славянских языков, но зато внешне очень похоже на греческое письмо) и ввести даже некоторые греческие дифтонги, например, ОУ вместо У; наконец, сделать цифирь, то есть циф­ровое значение букв, совпадающим с греческой цифирью. То же самое произошло и с языком, ибо Болгария является самой близкой страной к Византии и граничит с Грецией. Так что христианизация была понята как византнвизация и письма, и языка. Глаголица для этих целей подходила гораздо меньше. Все это дает право действительно считать святого Ки­рилла первым христианским учителем славян. И так называемый старо­славянский или церковнославянский язык как раз и разрабатывался для целей христианского богослужения.

Конечно же, Кирилл создал кириллицу, даже если на нынешнем эта­пе славистики в наше распоряжение поступили более древние глаголи­ческие тексты, чем кириллические. Но это - не более чем случайность обнаружения тех или иных текстов, а не твердо установленный научный факт. Поэтому приписывать Кириллу то, чего он не должен был делать как раз ненаучно. Глаголица «не византивируема»: в ее графемы невоз­можно добавить новые греческие буквы, это будет слишком заметно; ее цифирь не совпадает с греческой; в ней так много штрихов, что знаки ударений и придыханий будут плохо заметными на этом фоне. Зато даже в наши дни кириллицу многие путают с греческим письмом. Кроме того, глаголице необходимо было специально обучаться даже ряду славянских этносов, тогда как руны Рода знали все славяне и значительная часть ев­ропейцев. Наконец чтобы проповедовать глаголицу, Кириллу нужно было быть хорватом, или болгарином, но не греком.

Сложно ли читать руны Рода? Для человека, владеющего русским язы­ком, разумеется, нет. В рунах Рода нет ни одного лишнего знака по сравне­нию с русским гражданским алфавитом, так что не нужно будет дополни­тельно учить пи одной буквы. И вместе с тем, да, ибо в древности писали несколько необычно.

<…>

 

ЧИТАЕМ РУНЫ МАРЫ

Руны Мары - это те же самые руны Макоши, взятые в их сакральном значении. Но что такое «сакральное значение»?

Понимание сакральностиТермин «сакральное» означает «священ­ное», то есть то, что свято для данной категории лиц. Заметим, что понятие святости будет разным в зависимости, прежде всего, от социальной группы, и, кроме того, от уровня развития самих членов этой группы. Например, в воровской шайке существует общее достояние, так называемый «общак», чаще всего это определенная сумма денег; и это - настолько святое для дан­ной группы, что посягательство на него одного из воров карается смертной казнью.Это и понятно, поскольку осуществление краж, грабежей и других криминальных деяний, а также подкуп должностных лиц из органов право­судия связаны с определенными затратами, которые и финансируются из «общака». Я специально взял пример из криминальной группы населения,

*

чтобы показать, что даже у преступников существует свое представление о святости. Тем более это справедливо для нормальных социальных инсти­тутов. Для воинской части священным будет ее знамя; при утрате знамени часть расформировывается. Поэтому знамя части хранится особым обра­зом, а виновные в утрате подвергаются наказаниям.

Для нынешнего государства существуют его священные символы: герб, знамя и гимн. Правда, их утрата не влечет за собой гибель каких-то вино­вников. Это ведь именно символы. Но зато истинно священным для лю­бого нынешнего государства является его территория, отождествляемая с Отечеством. На отвоевание своей территории у врага обычно отдают свои молодые жизни воины; и павших в этом священном бою хоронят с особыми почестями. Так что в этом смысле родная земля священна.

В мирное время для любого государства священным является его куль­тура, то есть культура доминирующего этноса; жители данного государ­ства согласны знакомиться и с чужими культурами, и даже заимствовать какие-то их элементы, но лишь до определенного предела, после кото­рого начинается отторжение чуждых веяний. А среди культуры господ­ствующее положение занимает язык; в последние годы мы оказываемся свидетелями того, как русскоязычное население резко протестует против запрета в Латвии, Молдавии или в Крыму на обучение детей на русском языке. Это — свято.

207

И напротив, появление каждого нового этноса характеризуется новым языком. А новый язык должен иметь несколько отличную от предшествую­щей графику, о чем мы уже говорили в предыдущей главе. Таким образом, сакральным на нынешнем этапе развития государственности является до­минирование господствующего этноса (латвийского в Латвии, румынского в Молдавии, украинского в Крыму), который может быть отнюдь не чис­ленно преобладающим, но это доминирование символически выражается в графике азбуки. Несовпадение интересов разных этносов по этому поводу приводит к различным социальным конфликтам.

Таковы современные формы сакральности. Они не слишком глубоки, так сказать, лежат на поверхности. Грубо говоря, сакральность - это выражение коренных интересов тех или иных социальных групп, то, что в марксизме называлось идеологией. Правда, есть и отличие. Идеология представляет собой совокупность идей, тогда как сакральность скорее выражается через отдельные понятия, а еще больше - через различные символы. Скажем, ло­зунг оборонительной войны «за Родину!» является понятием, символом, но не развернутой идеологией.

Сакральность христианства. Религиозная сакральность много глубже и имеет, так сказать, несколько уровней. Существуют общепризнанные святы­ни, например, иконы, хоругви, мощи, храмы. Причины их святости различны, однако в христианстве существуют некие традиции официального введения в ранг святости. Вообще говоря, на первом уровне сакральности священ­ными считаются все принадлежности отправления религиозного культа, то есть место проведения молитв, облачения и инвентарь священников, изобра­жения Бога и святых, захоронения в церковной ограде. На втором уровне по­является официальный ритуал возведения в ранг святости. Так, хотя церковь в качестве архитектурного сооружения уже в момент постройки относится к священным местам отправления религиозного культа, но существует осо­бый ритуал «освящения» церкви; можно сказать, что и без того святое место становится «особо священным». Точно также существуют подвижники хри­стианства, которых уже при жизни многие их современники считают святы­ми; однако существует особая процедура интронизации или канонизации, после которой церковь официально признает умершего подвижника святым. Точно так же и с иконами, заведомо священными и намоленными, которые с ведома церкви начинают признаваться «чудотворными», то есть «особо священными». Этот список можно было бы продолжить.

Однако оба эти типа сакральности, так сказать, лежат на поверхности. Существуют, однако, иные типы сакральности, которые называются «таин­ствами», и смысл которых верующие не всегда осознают. Здесь уже при-

208

дется ввести такое понятие, как «тонкий мир». Для сравнения отметим, что, например, камни, безусловно, принадлежат к иному, к «плотному» миру. К нему же принадлежат и жидкости, например, вода, которая в 8-10 раз лег­че камня. Но, как это ни странно, туда же мы ныне относим и воздух, хотя он в 770 раз легче воды. Правда, химия в XVIII веке не сразу признала газы такими же химическими веществами, как жидкость и твердое тело. Нако­нец, к плотному миру относится и огонь - тот же газ, только нагретый и по­тому светящийся. Таким образом, все те вещества, которые древние греки называли «стихиями» или первоэлементами, являются составной частью плотного мира.

Тонкий мир существенно тоньше. Сначала к нему относили все поля, по­скольку поле никак не ощущается нашими органами чувств. Потом выясни­ли, что самое грубое из полей - электромагнитное; хотя оно невидимо, но последствия его включения прекрасно видны на работе электроприборов, на­пример, электромотора стиральной машины. В электромоторе, как мы пом­ним из школьного курса физики, статор создает поле, которое вращает ротор. Эти два варианта электромагнитного поля, а именно электрическое и магнит­ное поле, были исключены из тонкого мира. Исключили из него и гравитаци­онное поле, хотя пока физика не умеет его создавать, уменьшать или увеличи­вать, или выключать вовсе. Не входят туда также очень короткодействующие ядерные поля сильного и слабого взаимодействий. Что же осталось?

А остались более сложные по своим воздействиям поля нескольких уров­ней. Этими полями занимаются экстрасенсы, которые выделили из них также самое грубое поле, которое они назвали «эфирным»; за ним следуют еще бо­лее тонкие «астральное» и «ментальное». До некоторой степени эфирное поле в XX веке удалось визуализировать с помощью оператора с рамочкой или ма­ятником; применение разной техники дает несколько разные результаты, так что о количественных измерениях тут говорить пока сложно, тем не менее,качественные результаты более или менее согласуются друг с другом. Более тонкие поля пока не визуализируются даже таким способом. Поэтому пока исследование данных полей выходит за рамки физики как науки, что, однако, отнюдь не означает, что такой вид реальности не существует. Просто пока на­ука не готова его изучать, у нее нет соответствующих методов исследования.

Тем не менее, экстрасенсы утверждают, что когда человек широко рас­ставляет ноги, а руки воздымает вверх, как бывает во время молитв, то по­мимо слов он из себя испускает большое количество излучения тонкого мира. Напротив, если руки простерты вдоль туловища, а ноги соприкаса­ются, следует говорить о том, что человек «зажат» не только в плотном, но и в тонком мире. Энергия из него в таком случае выделяется наружу

209

в гораздо меньшем объеме; столь же сильно понижается и его способность к принятию чужой энергии. Если же человек скрестил руки, а тем более еще и ноги, он вообще ничего не излучает, но, с другой стороны, он и не прини­мает энергии извне. Таким образом, суть любого перекрестия, креста - за­щитная, от проникновения энергетического воздействия извне. И наоборот, поза распростертых рук и ног - поза воздействия, в каком-то смысле агрес­сии, то есть поза активного влияния данного субъекта на других или на ка­кой-то объект. Но вместе с тем, эта поза и наиболее уязвимая для ответного воздействия.

Таким образом, молитва как таинство состоит из действий, как в плотном мире, так и в тонком мире. В плотном пожелания облекаются в слова, но не в привычные с их произвольным порядком, а в строго отобранные слова молитвы. Вот эта отобранность особых слов составляет тот самый первый уровень сакральности, о котором речь шла выше. Но в тонком мире суть мо­литвы это магическое воздействие на божество с целью добиться исполне­ния желания. Вообще говоря, магия - это воздействие на плотный мир черезтонкий. Литургия священника — та же самая магия, усиливающая магию ве­рующих. Пусть слово «магия» в данном случае не отпугивает: это есть ведь не просто воздействие на тонкий мир, но с желанием сделать изменения в нужную сторону в плотном мире. И когда мы говорим об освящении храма, о канонизации святого, и т.д., то там всегда присутствует элемент магии, то есть вхождения в тонкий мир с целью как-то изменить мир плотный.

Вместе с тем я вполне понимаю мотивы, по которым духовенство пред­почитает говорить не о магии, а о таинствах. Дело в том, что по мере раз­вития самой профессии мага многие специалисты стали обладать с одной стороны, весьма сильной методикой воздействия на плотный мир через тон­кий, но с другой стороны, потеряли связь с божеством, и свои способности стали использовать не на благо своего народа, а лишь для личной выгоды. А колдуны и ведьмы вообще стали специализироваться на вредоносной ма­гии. Кстати, распущенные волосы женщин во время колдовства действуют как резонатор и способствуют концентрации вредоносной энергии. Так что православная церковь совершенно естественно всякую энергию, идущую не от служителей Господа, считает идущей от дьявола и потому относится резко отрицательно даже к целительству знахарей. И само понятие магии, которое в большинстве случаев действительно направлено не на защиту че­ловеческой души, она справедливо считает нехристианским.

Пока нам вполне достаточно различения этих двух уровней сакраль­ностисакральности плотного мира и сакральности тонкого мира, чтобы попытаться понять суть христианской сакральности в области письма.

210

 

А именно: на уровне плотного мира любая письменность, претендующая на статус сакральной должна походить на ту, которая уже признана сакраль­ной. Как мы выяснили, это максимальное сходство с греческой письмен­ностью по внешним формам букв, по порядку следования в азбуке, по на­личию дифтонгов, ударений и придыханий, и максимально использующее греческие буквы.

Что же касается тонкого мира, то тут существует цифирь, идущая от ну­мерологии. Поговорим об этом несколько подробнее.

Нумерология. Согласно этому разделу эзотерического знания, числа мо­гут быть счастливыми и несчастливыми. Счастливые числа - это числа не­четные, и лучше всего, простые. Несчастливые - числа четные, а тем более, дважды четные. Ноль не есть число и во внимание не принимается (уже это свидетельствует о том, что нумерология появилась до введения нуля в арифметику). Поэтому десятка - это та же единица, а все числа больше десяти имеют смысл только в виде своей суммы цифр. Уже из этого выте­кает, что вместо десятичной системы счисления нумерология использует девятеричную.

Поэтому, если, приписать каждой букве алфавита некоторое числовое зна­чение (цифирь) всё слово будет либо счастливым, либо несчастливым. Так, например, женское имя АННА будет заведомо несчастливым при любом кон­кретном числовом значении букв А и Н, поскольку эти буквы в имени удваи­ваются. Если придавать нумерологии какое-то магическое значение (а почти все религии мира это делают), то требования к любому новому алфавиту в ка­честве сакрального будут такими, чтобы любое имя собственное в новом ал­фавите имело бы ту же сумму цифр, что и в одном из сакральных алфавитов, например, в греческом. Это мы уже тоже обсуждали в предыдущей главе.

Однако здесь возникает вопрос о том, каким образом приписывались сами числовые значения. Понятно, что первая буква алфавита будет иметь числовое значение =1, вторая =2 и т.д., так что вопрос стоит не о том, какое значение будет иметь та или иная буква (это зависит от последовательности букв), а, напротив, в какой последовательности выстраивать буквы, чтобы они получили соответствующие числовые значения. Конечно, для христи­анства моделью был греческий алфавит, который уже сложился; а моделью для греческого алфавита был алфавит еврейский. Но некий алфавит-прото­тип должен был выстаиваться в соответствии с какими-то принципами.

Раннехристианская сакральностьКак это ни странно, но за полтыся­челетия до святого Кирилла требование приводить в определенный поря­док цифирь не выдвигалось. Более того, такое требование не предъявлялось и к латинскому алфавиту, где цифровые значения имеют не все буквы, как

211

в еврейском или греческом алфавите, не большинство букв, как в кирилли­це, а очень незначительное число букв (I = 1, V = 5, X = 10, Е = 50, С = 100, В = 500 и М = 1000). Из этого можно заключить, что в период, когда задава­ла тон во всей культуре, в том числе и в христианской, Римская империя, то требование приводить в соответствие цифирь было снято именно потому, что это требование не выполнялось для латинского алфавита. Когда же про­изошло разделение Римской империи на Западную и Восточную, причем Западная была разгромлена готами и вандалами, то в уцелевшей Восточной Римской империи, или Византии, это требование было восстановлено. При­чиной этого послужило то, что государственным языком Византии оказался греческий, где цифирь использовалась в полной мере. Что же касается появ­ления цифири в греческом алфавите, то она выходит за рамки христианства, ибо устанавливалась где-то в первом тысячелетии до новой эры. То есть христианская алфавитная сакральность просто воспроизвела языческую алфавитнуюсакральность.

Греческая языческая сакральностьДревние греки, как сейчас стано­вится ясным, то есть эллины, придя на Балканы, заимствовали у местно­го славянского населения линейное письмо А. Однако оно было слишком сложным для эллинов, и в их использовании слоговое письмо А преврати­лось в более простое линейное письмо Б. После его дешифровки Майклом Вентрисом в середине XX века стало ясно, что оно не очень удобно для его использования в греческом языке. И где-то в период с X по VIII век до н.э. слоговое письмо заменяется буквенным, а у букв впервые появляется опре­деленная последовательность в алфавите. Предполагается, что сами эллины заимствовали алфавит у финикийцев, одного из западносемитских племен. Определенное основание для такого суждения есть, поскольку эллинские названия букв представляют собой искаженные названия финикийских, на­пример, имя АЛЕФ (бык) трансформировалось в АЛЬФУ, БЕТ х(дом) - в БЕТУ, ГИМЕЛЬ (верблюд) - в ГАММУ и т.д. с другой стороны, как пишетИоганне Фридрих, исследователь истории письма, «Эдуарду Дорму, по всей видимости, удалось пробить решающую брешь и установить в перечис­ленных текстах древнюю форму семитского финикийского языка. Уста­новленное к настоящему времени количество знаков, равное 115, говорит о слоговом, а не алфавитном характере письменности»(Фридрих 1966, с. 80). Таким образом, вопрос о создании алфавита с определенной последовательностью букв оказывается пока неисследованным.

Вместе с тем, в большинстве европейских алфавитов на первом месте стоит гласный звук, чья цифирь = 1, а на десятом месте - тоже гласный звук И, чья цифирь = 10, то есть, согласно нумерологии, тоже = 1. Заметим, что

212

согласно рунам Макоши, противопоставление А и И - это противопоставле­ние гласных непереднего ряда гласным переднего ряда. Заметим также, что гласные звуки О и Е - это как бы варианты гласных А и И; в самом деле, в рунах Макоши А изображается как \ или /, тогда как О есть их комбинация, то есть V (двойной звук А); звук Е представляет собой такую же вертикаль­ную палочку, как и I , но половинного размера (как бы «половина И»). Тем самым, наличие гласного звука в начале слова дает единицу - высший уро­вень «счастья» в нумерологии. Однако структура «гласный + согласный» на­зывается закрытым слогом и характерна для ряда азиатских этносов, напри­мер, для тюрок. Для славян более характерна другая структура, «согласный + гласный», то есть открытый слог. Из этого факта можно сделать вывод, что для славян алфавит, начинающийся с гласного звука, не соответствуют структуре славянского слова. Иными словами, скорее всего, последователь­ность букв в алфавите была придумана не на славянской почве. Другое дело, что позже славяне заимствовали определенную последовательность букв тогда, когда она появилась у других народов, например, у эллинов, посколь­ку определенная последовательность все-таки лучше произвольной.

Зато для славян было бы весьма интересным начать алфавит с буквы Б, поскольку именно с нее начинается слово БОГ. Но тогда и буква О, и буква Г должны были бы иметь четную цифирь, чтобы в сумме они давали бы нечетное число. Но и любые другие гласные звуки по тому же принципу должны были бы иметь четную цифирь. Да и в рунах Макошиполноцен­ны только слоговые знаки, тогда как гласные в целом обозначаются только черточкой. В таком случае все слоговые знаки должны были бы иметь не­четную цифирь, и только гласные звуки - четную.

Итак, полагаю, что в X веке до н.э. и чуть позже как эллинскую язы­ческую культуру, так и культуру других современных ей стран, волнуют проблемы сакральности возникающего алфавитного письма, и для решения этой проблемы вводится нумерология и как ее следствие, определенное ме­сто буквы в алфавите.

Германская руническая сакральностьГерманские (вендские) руны имеют иное расположение букв и называются «Футарк» такова последо­вательность первых рун. Точнее, самый старший футарк содержит 24 руны и делится на 3 атта. каждый из которых содержит по 8 рун. С точки зрения нумерологии такое количество крайне нежелательно, ибо число 8 с точки зрения Пифагора есть «число смерти». И действительно, оно не просто чет­ное, оно трижды четное (то есть 8 = 23). Было бы намного приятнее, если бы атт содержал 9 рун; тогда их общее число не только было бы нечетным, но и составляло бы предельное число рун в нумерологической девятке.

 

213

Само слово «атт» переводится со старонорвежского как «род», что сразу намекает на заимствование германских рун от рун Рода (хотя, возможно, и опосредованное). Каждый изаттов посвящен какому-то скандинавско­му богу (первый - брату и сестре Фрейру и Фрейе, второй - стражу богов Хеймдалю, третий - богу войны Тюру). Получается, что реально на три атта имеется 4 божества, что нелогично. Гораздо логичнее было бы пред­положить, что германский футарк является некоторой калькой с русского, с рун Рода, и показывает, чтоаттов было 4, или, точнее, 32/9, поскольку в трех аттах могло разместиться 27 рун, а в полном репертуаре рун Рода их насчитывалось 29. Следовательно, и славянских богов, которым посвяща­лась азбука, должно было быть 4, а не три. При этом три бога из четырех могут быть определены однозначно, это Макошь, Род и Мара, однако кто был четвертым богом (Велес, Сварог или Перун), а также какому богу по­священ какой атт - это еще требует исследования. Разумеется, германцы вместо славянских богов поставили своих.

Более подробно: первый атт содержит руны: F (Fеhu - скот), U (Urur -тур), ТН (Тhurisaz - трус), А (Апsaz - ас, Один), R (Raidho - дорога, путь), К (Кепаz - факел), О (Gеbо - дар) и W(Wunjo - радость, слава). Если при­слушаться к произнесению первого атта в беглом чтении - футсаркгв, это напоминает какой-то путаркгов или, возможно даже, рунарков. Но, посколь­ку речь в данном алфавите должна идти о рунах Рода, и слово «руны» или «руна», возможно, стоит вначале текста, а текст кончается на окончание то, естественно, возникает предположение о том, что речь идет о Родовых рунах. То есть, возможно, первый атт состоял из слов РУНА РОДЪВЫ.

Заметим, что в таком случае в первом атте не 9, а 10 рун, однако, по­скольку руна Р употреблена дважды, неповторяющихся рун здесь именно 9. При этом, скорее всего, данныйатт был посвящен славянскому богу Роду. Тогда по логике вещей второй атт мог быть посвящен Макоши, тре­тий - Маре.

Второй атт содержит руны: Н (Наgаlaz - град), N (udh - нужда), I (Isa - лед), J (Jеrа год, урожай), Е (Еiwaz - тис), Р (Реrth - мешочек для игральных костей), А (Аlgis — защита) и S(Sоwulo — Солнце). На слух это звучит как «хниепас». Что-то вроде В ХРАМИНЕ ПУСТЬ. Заметим, одна­ко, что руна «В» в предлоге, руны «Р, А, Н» в слове «храмине» и У в слове «пусть» уже встречались, так что их учитывать не следует. Остается как раз 8 новых рун, то есть на весь второй атт. И понятие храма или храмины как раз связаны с Макошью. Что же касается неточного соответствия нужному числу 9, то это относится к тому, что я предлагаю пробную модель, которая сразу не может быть подогнана по всем параметрам.

214

Наконец, третий атт содержит руны Т (Теiwas - Тюр), В (Веrсаnа - бе­реза), Е (Еhwas - лошадь), М (Маnnаs - человек), L (Laguz - вода), I (Inguz - Инг), D (Dagaz - день) и О (Оdhal - собственность, наследие). На слух это звучит как «тбемлидо». Возможно, нечто вроде ЗЕМЛЮ ЖА­ЛЯТ... (здесь пять новых рун, 3, Л, Ю, Ж и Я). Остается еще невоспро­изведенных4 руны - Б, Г, Ц, Ш и Щ. Скажем, Б, Г, Ч и Щ можно за­действовать в словах БОГА и ЧАЩЕ. Тогда третий атт будет выглядеть, как ЗЕМЛЮ БОГА ЖАЛЯТ ЧАЩЕ. А над подземным миром командует богиня Мара.

Дополнительный четвертый атт должен содержать руны Ц и Ш, что мож­но сделать междометиями, например, ТТТА и ЦЫЦ или, например, ШАР-ЦАМИ; во всяком случае, этотатт большой роли не играет. То, что только что было написано, представляет собой не что иное, как так называемый акростих, то есть соединение всех букв алфавита в некое разумное посла­ние. Разумность проявляется в том, что руны, действительно, могут быть вырезаны на земле, в том числе и на территории открытого храма (с земля­ным покрытием).

Если данная гипотеза верна, то предполагаемый порядок рун Рода дол­жен быть таким: Р, У, Н, А, О, Д, Ъ, В, Ы, В, X, М, И, Е, П, С, Т, Ь, 3, Л, Ю, Б, Г, Ж, Я, Ч, Щ, Ц, Ш. Данный порядок особенно заучивать не приходится. Понятно, что для христианских целей он не годится, поскольку упоминает языческого бога Рода. Поэтому христиане предпочли другой порядок рун в алфавите, хотя и связанный с эллинской языческой традицией. Правда, пока это только предположение.

На германских рунах гадали. Вероятно, гадали и на рунах Рода, но в более отдаленные времена. Гадание было частью языческой храмовой деятельно­сти; гадание было широко распространено у таких славян, как этруски.

Славянская руническая сакральностьСамо наличие рун на любом предмете делало этот предмет сакральным - это подтверждают многие над­писи. Если там содержится слово РУНА — значит, данный предмет облада­ет дополнительными свойствами воздействия на тонкий мир и защиты от плотного мира. Так что начертание любых рун - дело сугубо священное. В храмах Рода этим занимались в мастерских, где слово МАСТЕР имело иной, сакральный смысл - смысл человека, принимающего других людей в человеческое общество, делающего их людьми. Сейчас мы считаем, что по большому счету функцию социализации исполняет культура в целом, прежде всего через своих представителей, деятелей культуры. В древности эта функция была более персонифицирована, и социализировал вновь об­ращенных МАСТЕР. Именно он и имел право чертить руны.

215

Нас поражает наличие одинаковых надписей на камнях - их может быть порядка сотни разных размеров и начертаний. Полагаю, что все они были созданы в разное время, так что каждое нанесение надписи - это как бы очередная молитва. То есть сугубо сакральное действо. Но в определенном смысле и чтение надписей - тоже сакральное действие, хотя, возможно, и не настолько сильное, как выбивание текстов на камне.

Вместе с тем руны Рода все-таки касались как бытовых вещей, так и на­учных представлений, но наиболее глубокие и потаенные понятия переда­вались рунами Макоши.

Руны Мары. Мара - это не просто богиня смерти. Мара связана с под­земным миром и со всеми существами, которые его населяют.

Согласно славянской мифологии, существуют три мира - горний, или мир Прави (закона, порядка); наземный, или мир Яви (повседневной жизни) и подземный, или мир Нави (мир усопших, навий). Законы, в том числе судьбы людей — это область владений бога Рода; явью правит Макошь, а миром тьмы управляет Мара. Когда с неба падала звезда (современная астрономия назы­вает это метеором), славяне полагали, что в данный момент родился новый человек. И наоборот, когда человек умирал, в небе появлялась новая звезда. Поэтому бог, Род отвечал не только за судьбы людей, но и за перемещение пла­нет, так что астрономия и астрология тоже находились в его ведении. Макошь отвечала за земную часть появления людей - за любовь, брак, деторождение, счастливую жизнь. Ее храмы считались храмами любви. Наконец, Мара от­вечала за «рождение наоборот»; некоторые ее камни напоминают женский родовой орган, куда человек должен войти в свой смертный час снаружи; смерть как «обратное рождение» как раз и означает вхождение в материнское лоно и новое соединение с матерью. А поскольку то же самое проделывали и предки, то приобщение к Маре есть приобщение к своим предкам.

Мы уже говорили, что в тонком мире существуют и эфирные, и астраль­ные тела. Астральное тело человека, судя по его названию (аsterг по-латыни означает «звезда»), предназначено к путешествию на звезды. Это — косми­ческая составляющая души, и тут за нее ответственность несет Род. Физи­ческое тело принадлежит земле, как части Яви; после смерти оно может разлагаться или оставаться нетленным, но это уже забота Макоши. Нако­нец, эфирное тело - это гость Нави, им повелевает Мара. Смутный облик человека на фотографиях привидений - это максимальная концентрация эфирной энергии человека, которая до некоторой степени способна рассеи­вать световые лучи.

Когда я овладел методом объективации наличия эфирного тела посред­ством рамочки, то первое, что меня поразило, так это то, что ауру имеют

216

не только живые существа, но и абсолютно все неживые предметы. Прав­да, расстояния между аурами (то есть между первым объемным контуром предмета и самим предметом, между вторым и третьим контурами, меж­ду третьим и вторым и т.д.) у неживых предметов небольшие, порядка 10-15 см, тогда как у человека они в 7-20 раз больше. Иными словами, жи­вое существо обладает повышенной энергетикой. А второй факт, который вызвал у меня большое удивление - это наличие очень плотно примыкаю­щих друг другу аур в подземном пространстве (например, в подземном пе­шеходном переходе); там от одной до другой ауры порядка 1-2 см. Это и по­нятно: если в воздушной среде расстояния между предметами составляют от метров до сотен метров, то под землей от одной воздушной полости до другой дистанции исчисляются сантиметрами. Иными словами, подземный мир необычайно плотный не только в плане физическом, но и в отношении эфирных тел.

Если эфирные тела людей остаются в царстве Нави, то их там чрезвы­чайно много; и если полагать, что в нашем веке население Земли составляет несколько миллиардов человек, то умерших, разумеется, триллионы. Так что Мать сыра Земля может своей концентрированной совокупной энерги­ей подпитать своего богатыря. Эта же энергия направлена и на соблюдение традиций, на поддержание того образа жизни, который был у умерших. И какой бы ни был конкретный способ захоронения покойников - трупопо-ложение,трупосожжение, привязывание тел к ветвям деревьям, чтобы их расклевали птицы, или утопление тел в воде, всё это относится к физиче­скому миру. В конце концов, тело либо оказывается в могиле целиком, либо туда помещают прах покойного, либо там же, в земле, оказываются умер­шие птицы, расклевавшие тела; либо, наконец, утопленник окажется на дне водоема - в любом случае тело человека принимает земля, а эфирную со­ставляющую - Навь.

Поэтому славяне полагали, что в Нави концентрируются необычайно мощные силы, способные управлять обществом и поддерживать его куль­туру. Следовательно, руны Мары — это не просто надписи руницей, рунами Макоши, но и тот древний, а потому сакральный, хранящийся только в Нави смысл рун, знать который было дано только жрецам Мары. Так что чтение рун Мары - это проникновение в древнюю суть слов.

В связи с этим возникает вопрос, насколько читатель окажется в состо­янии самостоятельно прочитать руны Мары? Иными словами, он, скорее всего, способен это сделать нанесакральномпрофанном уровне. Для про­никновения же в глубинный смысл нужны иные навыки и умения, чем про­сто воспроизводить голосом те звуки, которые обозначены рунами. Поэтому

217

в данном случае я читателю никаких заданий не даю, а предлагаю просто прочитать те тексты, которые я могу создать, опираясь на свои (или чужие) исследования затронутых проблем.

Текст № 51.

СЛОВО РС

На поверхностном, то есть профанномуровне руны РС означают слово РУСЬ. Этимологией, то есть возможным происхождением этого слова зани­мались многие исследователи. Выводили его и от речки РОСИ, и от назва­ния шведского племени РОССОВ, и от РУСОГО цвета волос, и от гребцов с веслами РУОТСИ, и от многих других привходящих моментов. Легко по­нять, однако, что русские могли селиться и на других реках, и не зависеть от шведов, и иметь волосы каштановые или быть шатенами, и иметь русские названия весел и т.д. Для названия этноса, этнонима, должны быть гораздо более веские основания. Возможно, что такое основание есть.

Наш великий и оригинальный мыслитель в области этногенеза, Лев Ни­колаевич Гумилев, полагал, что этнос непременно формируется в биогео­ценозе, то есть в определенном ландшафте и соответствующей ему флоре и фауне, а Н.Я. Данилевский полагал, что большую роль при этом играет и способ ведения хозяйства. Ясно, что народы тундры, смешанного леса, степи, полупустынь и морских просторов будут представлены различными этносами. Природа диктует способ существования. Скажем, горцы образу­ют особый тип этноса; тут велики традиции, высоко чтится закон, но люди общаются только между собой, а соседи за три километра - это уже совсем другие люди. Напротив, поморы уходят далеко в море, общаются с наро­дами дальних стран; они знакомы с традициями разных народов, и весьма гибки в оценке чуждых нравов. Степняки в основном ведут кочевой образ жизни; в силу этого у них нет постоянного места обитания, а компактный дом (юрту) и домашние вещи они возят с собой. В горцах легко узнаются, применительно к России, народы Кавказа, в жителях тундры - северные народы, в поморах — жители побережья, в степняках — различные тюркские народы.

Кто же тогда русские? Прежде всего - жители смешанных лесов. Но не лесные жители, а жители свободных от леса мест на реке. По наблюдени­ям Льва Ильича Мечникова, все великие цивилизации - это цивилизации речных долин (в своей книге «Цивилизация и великие исторические реки», Париж, 1889; Москва, 1924) он рассматривал цивилизации Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы. (Почему-то он не затронул циви-

218

лизацию Волги, Оки и Москвы). Возникает вопрос: как назвать людей, жи­вущих на реках и создающих речные цивилизации? Речники? Но это слово уже занято, так называются матросы и другие члены экипажей, плавающие на речных судах. С другой стороны, это не жители устьев рек, поскольку там начинается область существования поморов. Но это и не жители верхо­вий, тем более истоков рек, где действительно живут обитатели леса среди деревьев, деревляне или древляне. Следовательно, речь идет о среднем те­чении реки, о ее русле; то есть создатели лесных цивилизаций — это жители речных русел.

Возникает вопрос, как их назвать? РуслякиРусельцыРусляне? Веро­ятно, их поначалу назвали «руслии», что потом стало восприниматься на слух как «русские». Ну, а то место, где живут русские, закономерно стало называться Русь. Река почиталась, как живая, и русло охранялось. От глаго­ла «беречь» было образовано существительное «берег» со смыслом «водо­охранная часть территории, примыкающая к реке». Были придуманы и до­брые духи охраны воды под названием «берегини». Зато своих покойников какое-то время, как поморы, хоронили в воде. Отсюда поверье, что женщи­ны становились стройными и привлекательными, молодыми и задорными русалками, причем не обязательно утонувшие, а и умершие естественной смертью. А умершие мужчины оказывались домовитыми водяными, у кото­рых и дом - подводный дворец, и полно еды, и домашний скот в большом числе по ночам выходит из воды и пасется на речных лугах. Иными слова­ми, умершим душам не просто давались черты живых, но и в превосходной степени. Женщине как бы желали вечной красоты и молодости, отчего ру­салки столь обольстительны; мужчине - быть хорошим хозяином, соседям на удивленье. Так что русло дало имя их жителям, как живым, «руслии-рус-ские», так и умершим, «русалки».

Таким образом, имя нарицательное постепенно стало именем собствен­ным, и понимание этого имени нарицательного и есть сакральное значе­ние слова Русь. И обозначало это имя, как можно понять, определенный способ существования в лесной зоне. И если сдвигалась лесная зона, то переселялись и русские. Иными словами, они населяли в палеолите по долготе всю Евразию, включая Аляску. Что же касается широты, то она зависела от климата. В основном это была зона умеренных широт, одна­ко при потеплении ареал обитания руссов смещался к северу, при похоло­дании, напротив, к югу. Так, например, во время последнего, Вюрмского (на Руси - Валдайского) оледенения нынешней умеренный климат типа климата Москвы сместился сильно на юг, и большинство жителей обита­ли на юге Франции, в долине реки Везер (провинция Дордонь), где жили

219

вблизи пещер вдоль реки. Напротив, когда в конце мезолита на той же ши­роте климат стал африканским, и по Европе прокатилась волна африкано-идов, руссы отступили далеко на север, в район нынешней Скандинавии. В конце эпохи бронзы начале железного века опять похолодало, и руссы спустились на Балканы, заняв Грешно и Этрурию. Но там, в центре Италии, им было жарко, и на предметах изобразительного искусства они часто изо­бражены обнаженными.

Что же касается географической привязки, то она очень широка, захва­тывая всю Евразию, так что «русский» это, вообще говоря, просто индоев­ропеец. Но наряду с этим появляются местные, локальные «Руси». Так, во времена палеолита существовала «Рунова Русь» (юг нынешней Франции), «Яровая Рунова Русь» (север Франций-юг Германии), «Перунова Русь» (север Германии и Прибалтика), «Белая Русь» (Скандинавия, Белоруссия и часть северной России) и т.д. В более поздний период, в Средние века и Но­вое время, существовали «Перунова Русь» (Север Германии и Прибалтика), «Живина Русь» (Апеннины, Балканы, а также Новгородская, Псковская и ряд других областей), «Лозова Русь» (Крым), «Столичная Русь» (Моско­вия), «Северская Русь» (Черниговское княжество) и так далее. Земли, ко­торые не были привязаны к какому-либо богу или этносу, назывались «Во-лева (вольная, свободная) Русь». Так, долгое время «Волевой Русью» была Польша, пока не превратилась в «Речь Посполитую».

Интересно, что на территории каждой такой Руси (размер этой терри­тории мог вмещать от одного до весьма многих княжеств) обязательно существовал общерусский язык, однако существовали и диалекты. Это отметили еще римские писатели, однако современные интерпретаторы их не поняли. Наши современники посчитали, что были некие народы, кото­рые назывались ОБСКИ и ВОЛЬСКИ. На самом деле речь шла о языках, об ОБЩЕ (ОВSСЕ)-русском и о ВОЛЬСКОМ (то есть ВОЛЕВОЙ РУСИ, VОLSСЕ) языках. Поэтому я не удивляюсь, когда узнаю, что и этруски жили в Этрурии на территории Руси, и германцы жили либо на Руси, либо в Порусье (в приграничной территории, чье имя постепенно изменилось в слово Пруссия), и т.д. Естественно, что как территория всей Руси, так и территория конкретной Руси в разное время была разной, и задачей исто­рического исследования является определение этих границ. Какие-то рус­ские земли были отданы вновь пришедшим народам, и с определенного момента переставали входить в состав Руси, другие земли был освоены волной русских переселенцев и из «Волевой Руси» данная местность на­чинала именоваться по имени данного славянского этноса. Так что исто­рия Руси - это история различных переселений.

220

Текст № 52. СЛОВО РН

На профанном уровне слово РН обозначает РУНЫ, то есть письменные знаки. В первую очередь к ним относят германские руны, во вторую — тюрк­ские, в расширительном смысле (как это делал, например, Мартин Жункович) сюда относят этрусские, фригийские, фракийские и другие древние письмена юга Европы. Некоторые исследователи причисляют к рунам и кельтскую письменность Огма, хотя огамическое письмо внешне напоми­нает современный штрих-код.

В древности слово РУНЫ имело более широкий смысл: не только от­дельные ЗНАКИ любой природы, но также составленные из них СЛОВА, СЛОВОСОЧЕТАНИЯ и ПРЕДЛОЖЕНИЯ, а также и весь написанный ру­нами ТЕКСТ. И наиболее широкий смысл: слово РУНЫ обозначало ПИСЬ­МЕННОСТЬ КАК ТАКОВУЮ, ВСЕ, ЧТО НАПИСАНО.

Если же говорить о сакральном значении, то письменность с точки зре­ния наших предков, дублирует действительность. Это означает, что пись­менностью были пронизаны все области деятельности человека: быт, ре­месло, украшения, постройки, ритуалы, языческие идолы и даже любые изображения на плоскости, включая иконы. При этом степень насыщен­ности письмом не только была сопоставимой с современной, что уже вы­ходит за рамки традиционных представлений о средних веках, но и су­щественно превосходила ее — а это уже никак не укладывается в голове. Неужели наши предки были образованнее нас? — Решение этой проблемы находится вовсе не в ключе образованности. Просто древность мыслила вещь только в единстве со словом, ее обозначающим, — с устным и пись­менным. Скажем, каждый инструмент, допустим, столяра имел свое на­звание, например, долото. Это название не изменилось и до наших дней. Но у нас название существует только на этикетке во время продажи; при эксплуатации этикетка с названием выбрасывается, а сама вещь остается без письменно фиксированного названия. Иначе обстояло дело в средние века: название вещи впечатывалось в саму вещь, и может быть прочитано сейчас, спустя 8, а то и 11 веков! А в палеолите точно так же писали на дубинке из бивня мамонта: БИТА. И дело тут не в повышенной образован­ности наших предков, а в ином мировоззрении: ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. Вещь, с их позиций, только тогда понимается вещью, когда она названа. И название должно составлять единство с вещью.

Что же касается происхождения данного слова, то я, как уже упомина­лось, предполагал, что слово РУНЫ когда-то вышло из слова ЛУНЫ и тем самым имело утилитарно-прикладной характер, связанный с астрономиче-

221

скими вычислениями. Однако подтверждения своей гипотезе я не нашел (я это сообщаю читателю для того, чтобы он не подумал, будто я шел по­стоянно от победы к победе); более того, работая над книгой по письмен­ности палеолита, я понял, что руны существовали до всяких исчислений календаря и фаз Луны. Так что теперь я присоединяюсь к тем славянским исследователям, которые сближали слово РУНЫ с глаголом РЫТЬ. Но им непременно хотелось сюда еще внести и смысл ПРОЦАРАПЫВАТЬ, ВЫ­ДАЛБЛИВАТЬ, поскольку самые древние руны сохранились на камнях. На самом же деле, как мне стало ясно как раз в ходе исследований, до закрытых храмов существовали открытые, на земле, где вместо стен их опоясывали земляные валы, но и эти храмы подписывались многометровыми буквами прямо на земле. Иными словами, писцы действительно ВЫКАПЫВАЛИ, РЫЛИ каждую букву (руну). Таким образом, процедура рытья букв дей­ствительно существовала.

С другой стороны, как мы знаем, страдательные причастия образуются как с суффиксом , так и с суффиксом -Т, так что от глагола «поддавать» может быть образовано причастие ПОДДАННЫЙ (любой гражданин мо­нархического государства), так и причастие ПОДДАТЫЙ (простонарод­ное выражение сильно выпившего человека). В таком случае, от глагола«рыть» может быть причастие РЫТЫЙ, а, вероятно, могло существовать и причастие РЫНЫЙ, РУНЫЙ в том же смысле. Тогда РУНА - это просто РЫТЬЕ, НЕЧТО ВЫРЫТОЕ.

И еще более глубокое понимание: вгрызаясь в землю, мы внедряемся во владения Мары, в область, связанную с предками, с душами умерших людей, и с тайной. Через вырытые нами углубления (РУНЫ) с нами начи­нает общаться мудрость веков. Поэтому РУНЫ - это действительно нечто тайное, мудрое, доступное избранным, но глубоко человечное, связанное с самими истоками культуры. Конечно, позже руны стали наносить на пред­меты из любого материала, а их размер постепенно сократился до микро­скопического. Но все равно РУНЫ уходят с поверхности любого материала в его глубину, и передают нам самое нутро, недра данной вещи. Именно поэтому к рунам в древности было отношение благоговейного почтения.

Открытие существования надписей в эпоху палеолита разбивает сложив­шееся в советское время положение о том, что якобы письменность возни­кает в период возникновения государственного строя, поскольку государ­ству необходимо фиксировать свои юридические и экономические отноше­ния, а племенам это не нужно. Такая концепция могла возникнуть только в связи с тем, что в древности допускался племенной строй под руководством племенного вождя. Возможно, что такой строй где-то и существовал, одна-

222

ко на территории Евразии, где проживали русские, племенного строя уже не было, а строй был и не государственный, и не племенной, а храмовый. Иными словами, основными административными, хозяйственными, куль­турными и религиозными центрами были храмы, ведшие весьма сложную социальную жизнь и нуждавшиеся в письменности. По ряду позиций хра­мовый строй не только не уступает государственному, но и превосходит его. Поэтому обучение чтению РУН являлось одной из основных обязанностей храмового строя.

Текст № 53. СЛОВО МКШ

Слово МКШ читается как МАКОШЬ. Долгое время исследователи не знали, как точно писать МАКОШЬ или МОКАШЬ и предлагали различные весьма странные этимологии этого слова, типа МОКРАЯ или, как, напри­мер, Б.А. Рыбаков, МАТЬ-КОШЕЛКА. Саму Макошь считали периферий­ной богиней, чьи функции были почти не известны. Так что напрофанном уровне это просто имя богини, причем весьма странное.

На самом деле, то есть на сакральном уровне, МАКОШЬ — главная и первая по времени славянская богиня, антропоморфный облик которой по­является уже в верхнем палеолите (так называемые "палеолитические Вене­ры", например, головка из местечка Дольни Вестоницы в Моравии, ЛИКЪ МАГУЖИ). Имеет также зооморфный облик Медведицы. Камни, ее вопло­щающие, могут нести также отпечаток когтистых медвежьих лап. Ее име­нем названо центральное созвездие карты звездного неба — Малая Магужь(Малая Медведица), что подчеркивает системообразующую роль Макоши в устройстве мироздания. Макошь — центральное божество храма Макошии потому ее религию можно рассматривать как исторически первую форму индоевропейского монотеизма.

Имя богини связано с магией, и, прежде всего, с магией посвящения де­тей в полноценных членов родовой общины после прохождения ими об­ряда инициации. Зафиксированы на камнях все варианты этого названия профессии, которые постепенно привели к имени собственному: МАГИ-НЯ-МАГУЖЬ-МАКУЖЬ-МАКОЖЬ-МАКАЖЬ-МАКОШЬ-МАКАШЬ-МОКАШЬ. Лишь последний вариант имени дал основание для неверных его сближений со словами МОКНУТЬ, МОКРЫЙ, тогда как предпоследний вариант дал повод Б.А. Рыбакову переразлагать его на слова МА-КОШЬ в смысле МАТЬ-КОШЕЛКА. Имя МОКУША, МОКУШКА действительно сближалось с понятием мокрого и с культомПараскевы-Пятницы. Пятница

223

считалась праздничным днем недели у славян, за работу в который следо­вало наказание, но преимущетвенно женщин. В Литве это имя трансформи­ровалось далее до форм МОКАС-МОКАЙ. В Белоруссии и средневековой Руси ее камни имели названия СВЯТА ПАНИ, но по мере вытеснения на Руси из обихода слова "пан", "пани" это название забылось. Но высекалось это имя на камнях не СВЯТА ПАНИ, а С-ТЕ ПАНИ, что позже привело к названию данных камней СТЕПАНЫ на Руси и СЦЯПАНЫ в Белоруссии.Возможно, что от этого названия образована фамилия Стопани. От имени же МАКОШЬ образованы имена Максим (МакошинМакосинМакосими фамилия Мокашев и Макосеев. Обычно жрецов храма Макоши звали как раз Максимами.

Функции Макоши были весьма обширными: любовь, брак, деторож­дение, воспитание детей, помощь в быту. Постепенно часть функций она передала богам, которые появились в славянском пантеоне позже. Так, Маре, как богине болезни и смерти, она передала не только заботу о больных и умирающих, но и само успокоение умерших; Живе, как бо­гине жизни, она передала функции возбуждения общей влюбленности, Лелю - возбуждение любви к конкретному лицу, Полелю - функции за­ключения брака, Диду - тихую любовь в продолжительном браке, Уду -функцию зачатия ребенка, Дедилии - функции благополучного разреше­ния от родов, Золотой бабе — функции воспитания детей до взрослого со­стояния. Постепенно, когда почти все функции были переданы младшим богам, Макошь осталась как бы ни с чем, и ее стали забывать, посколь­ку по конкретным поводам молились уже не ей, а этим младшим богам. В великокняжеский период уже практически не помнили, чем ведает Ма­кошь и откуда происходит ее имя.

КАМНИ МАКОШИ. Вмещающие или воплощающие камни Макоши (то есть внехрамовые, посвященные только Макоши) связаны с представлени­ем о целебных силах (водой с камня Макоши по поверьям можно лечить огромный круг болезней), а также с "наукой", преимущественно сексуаль­ного свойства. Таких камней по сравнению с вмещающими камнями дру­гих славянских богов большинство. Именно эти камни почитались более всего; после принятия христианства некоторые из них подверглись креще­нию. Камни, допущенные до христианского обряда князем Ярославом, по­лучили название ЯРОСЛАВЛЕВЫ КАМНИ, такие же камни, на которых по приказу Полоцкого князя Бориса выбивались кресты, получили название БОРИСОВЫ КАМНИ. Лик Макоши в виде плиты, на котором по просьбе сына Бориса, Полоцкого князя Рогволода царь-жрец повелел выбить крест и подарить христианскому храму, носит название РОГВОЛОДОВА КАМ-

224

НЯ. Однако эти имена князей, а также наличие на многих камнях выбитых там христианских крестов не должно затмевать языческую их суть, их по­священие главной славянской богине. Существовал обычай на языческие праздники выносить камни из храмовой ризницы и выставлять их народу как святыню. Даже в христианское время существовал обычай обменивать­ся камнями — так в наши дни христианские храмы на время обмениваются иконами. Очевидно, мягкое поле камней Макоши ценилось очень высоко. Камни Макоши в Литве имеют особые названия — МАКАСЫ или МАКАИ, что в народном сознании уже не связано с Макошью.

Тем не менее, существуют более мелкие, весом от нескольких десятков килограмм до несколько центнеров представительские камни Макоши, ко­торые не просто находятся в храмах Макоши, но задают главное направле­ние, на север, возможно, на историческую прародину славян в Гиперборее. Эти камни обозначали одно из 8 направлений, находясь между камнями ХРАМА. МАКОШИ и камнями МАСКИ.

Существовал и третий тип камней Макоши — камни-указатели. За ними не числились никакие целительные свойства, и они не переносились на иные места и не пользовались почитанием. Их назначение — показывать дорогу к храму Макоши. Некоторые из этих камней принимали зооморфный облик Макоши — облик медведицы (камень горы Собутки в Польше). На других были написаны возможные ожидания верующих типа: ЧТИ ЧЕЛО КАМЕННОЕ, НО И ТЕЛО ЕЕ МАГУЖЬЕ. Очевидно, в храме, дорогу к ко­торому указывал данный камень, находился каменный лик Макоши, причем моделировано было не только лицо, но и тело.

Текст № 54. СЛОВО РОД

Имя этого бога всегда пишется кириллицей, то есть рунами Рода. На профанном уровне это понятно, поскольку его имя должно быть написано его собственными рунами. Курьез состоит в том, что до исследований Б.А. Ры­бакова об этом боге мало что знали, поэтому какая-то часть ученых посчи­тала, что этого бога придумал именно Б.А. Рыбаков. Во всяком случае, роль этого бога в славянском пантеоне была весьма неясной.

На сакральном уровне само имя РОД может быть понято как совокуп­ность рун Макоши с чтением РУВОД, то есть РУННЫЙ ВОДИТЕЛЬ, РУН­НЫЙ ВОЖДЬ. И действительно, этот бог обладает письменами, «Книгой судеб», в которую занесены все судьбы, как уже состоявшиеся, умерших людей, так и еще не родившихся. Это интересный бог, камень которого

225

в храме Макоши располагался на юге, образуя с камнем Макоши ось се­вер-юг. Существование бога Рода было обстоятельно обосновано, видимо, академиком Б.А. Рыбаковым, поскольку ряд исследователей полагали, что такого бога у славян не было. В наших исследованиях бог Род исполняет массу важных функций, среди которых и астральный аспект превращения звезды в человека и обратно, и предначертание судьбы, и астролого-астро-номические наблюдения, и изготовление всяческих орудий, и даже связь с водой, поскольку РОДНИК это ИСТОЧНИК РОДА. Даже обычные жен­ские роды связаны с Родом, поскольку сначала отходят воды - и женщина как бы становится небольшим родником, святилищем Рода. Вероятно, с точки зрения язычников, именно в этот момент и состоится рождение. Все последующее передано на покровительство более молодым и менее зна­чительным богам, например, лосихам или роженицам, Лели и Ладе. Жен­щина и мужчина, зачавшие ребенка, становятся его родителями - тоже весьма важное слово, связанное с Родом. Заметим, что у других европей­ских народов родители именуются иначе, с иной смысловой связью (на­пример, по-немецки «родители» будут die Eltern, то есть буквально «стар­шие», но не «те, кто родили», а по-испански «родители» - это los padresбуквально «отцы»). С Родом связано и такое важное понятие как Родина, место рождения; а поскольку Род связан с водой, мы тут имеем еще одно подтверждение речного характера славянской цивилизации.

КАМНИ РОДА не обладали, видимо, никаким биополем; за ними не чис­лится наличие каких-либо целительских свойств и вмещающие камни Рода мне неизвестны. Зато представительский камень Рода в той или иной сте­пени передавал карту звездного неба, где созвездия группировались вокруг созвездия Малой Макоши (или Малой Макоши и Ящера), имея форму круга или эллипса. В ряде случаев прочие звезды подписывались просто словом РОД, в других случаях выделились созвездия, содержащие названия камнейхрама Макоши, а еще реже к ним добавлялись названия созвездий Боль­шой Макоши, Рака и Майи. Изучая камни РОДА (камни с "апельсиновой корочкой") можно, видимо, постичь поэтапную историю создания славян­ской карты звездного неба. Кроме того, можно понять эволюцию созвездия Малой Медведицы, и по характеру расположения звезд этого "ковша" да­тировать сам камень. Обычно камни Рода невелики, и краеведы теряются в догадках относительно их назначения.

Постепенно астрономические действа вокруг камня Рода потребовали выделение специальной астрономической площадки для проведения астро­номических наблюдений.Возможно, что позже здесь велись наблюдения не только за звездами, но и за Луной (первоначально связанными с Макошью,

226

затем с Марой в качестве вселенского Лона), и за Солнцем (первоначально связанными со Сварогом). Столбы вокруг этой площадки, служившие ре­перами для точной фиксации положения небесных тел на небесной сфере, уже не несли никаких сакральных функций, будучи просто астрономиче­скими инструментами; они так и назывались — столбы.Следовательно, по степени сакрализации возникший из астрономической площадки храм Рода был наименее сакрален. Тем не менее, именно он и стал хенджем, а позже — наружной колоннадой или наружными стенами храма. Часто он имел прямоугольную форму, но более ранней следует считать округлую, а промежуточной между ними — восьмигранную, по форме языческого 8-лучевого креста. Именно в храме Рода план стал воплощать сакральный символ — крест, вначале 8-лучевой, затем 4-лучевой, христианский. Еще один малый храм Рода строился с тыльной стороны здания и представлял собой высокую башню, округлую, 8-гранную или квадратную. Эта башня впоследствии стала алтарной апсидой, вначале одиночной, затем (видимо, воплощая идею триединства христианского божества) тройной. В качестве достаточно редкой формы храма Рода следует признать пирамидную (в виде октаэдра), в качестве которой выступали не только египетские пирамиды, но и пирамида храма Рода во Владимире. Наконец, купол храма Рода воз­несся постепенно выше крыши постройки, а затем, на почве России, стал укрепляться на барабане высоко над крышей, став маковкой русской церк­ви. Над храмом Рода ставилось навершие в виде 8-лучевой звезды, вписан­ной в круг.

Второе назначение камня Рода — молитвенное благодарение божества с возжжением факелов или костров. Вначале костры зажигали вблизи самого камня в храме Макоши, затем огни переместились в открытый храм Рода, где их число стало соответствовать числу камней в храме Макоши. Одной из форм демократизации религии стала передача разжигания огня самим верующим, которые вместо костров стали, видимо, зажигать вначале факе­лы, затем лучины, еще позже — свечи. Первоначальное выкладывание из огней языческого символа — кольца и 8 лучей — со временем, вероятно, утратилось.

Наиболее распространенной формой храмового здания является ком­плекс из храма Макоши и храма Рода. Чистого храма Рода без храма Мако­ши внутри, видимо, не существует, либо это очень большая редкость. Веро­ятно, храм Рода служил в качестве вместилища для верующих, представляя собой первое, общедоступное внутрихрамовое пространство. С другой сто­роны, задняя часть храмовой постройки, апсида, превратилась в место, где воздвигался алтарь, а само пространство оказывалось вместилищем боже-

227

ства. Жрецы и священнослужители появлялись там достаточно редко и ча­сто снимали свои головные уборы. В христианской церкви обычные прихо­жане допускаются в алтарь только после принятия крещения, да и то лишь лица мужского пола. Так что это наиболее сакральная часть храма, притом явно сакральная, поскольку существует еще тайно сакральная часть.

МАСТЕРСКАЯ РОДА. Это — весьма своеобразная организация, ведав­шая проектированием и постройкой храмов. Сюда входили, видимо, проек-тно-сметные работы, изготовление чертежей, выравнивание площадок и про­чие земляные работы, вплоть до рытья канав, создания валов, вырезания из почвы огромных букв с названиями частей будущего храмового комплекса; а также строительные работы, связанные с камнем, кирпичом и деревянными балками. Храмы Рода как своеобразные архитектурные учреждения работали еще во времена античности, и на ряде чертежей Витрувия при большом уве­личении можно видеть пояснения, сделанные кириллицей на русском языке. Помимо строительства храмов мастерская Рода занималась строительством и астрономических обсерваторий. В состав мастерской входили, видимо, и транспортно-подъемные подразделения, позволявшие транспортировать большие каменные блоки и поднимать их на требуемую высоту. Во всяком случае возникает впечатление, что все так называемые мегалитические со­оружения — продукт деятельности храмов Рода различных городов эпохи неолита и бронзы. Свои постройки, а также чертежи жрецы мастерской под­писывали: МАСТЕРСКАЯ ХРАМА РОДА. Этой мастерской доверялось из­готовление камня-столпа в "иконостасе" камней храма Макоши.

Возможно, что при переносе мастерских Рода в иное помещение на тер­ритории бывших мастерских оставались большие запасы древесины, стру­жек и опилок, которые позже ритуально сжигались. Место тоже станови­лось священным, превращаясь в так называемые "зольники". Любопытно, что в отличие от мастерской храма Макоши мастерская храма Рода изготав­ливала плоские плиты, которые во многих местах были прорезаны словами РОД или МАСТЕРСКАЯ ХРАМА РОДА. Позже эти каменные пластины имели различное вторичное употребление: служили дорожным указате­лем (например, в Твери), на них выбивалось изображение христианского креста или они сами опиливались в форме христианского креста. Видимо, поскольку символику язычества нес на себе храм Рода, именно его плиты и продолжали выполнять такую же функцию в христианское время, ста­новясь либо барельефами креста на прямоугольной пластине, либо просто крупными каменными крестами. В этом можно усмотреть еще одну черту, связывающую язычество и христианство (заметим, что это не Рогволодовы камни, поскольку это камни Рода, а не Макоши). Насколько я понимаю, из-

228

за почти полного отсутствия какого-либо биополя у камней Рода христиане не чувствовали никакой неловкости, делая свои кресты из камней Рода (со­всем иное отношение было к камням Макоши).

Текст № 55. СЛОВО МАРА

Оно тоже пишется кириллицей. Это — еще одна богиня славянского пан­теона. На профанном уровне она исполняет функции богини болезней и смерти. Корень этого слова: МОР, СМЕРТЬ. Варианты имени - Мора, Ма­рена. Возможно происхождение женского имени Марина от имени Мары. Ближайший родственник - дед Мороз, который ведь тоже представляет со­бой разновидность мора, но только конкретно от холода.

На сакральном уровне МАРА — это божество с очень широкими социаль­ными функциями, которое могло обеспечить (или не обеспечить) успех охо­ты (для успешной охоты необходимо было приобрести «жезл Мары», свое­образную лицензию на убийство животного. Она же могла применить свои меры для защиты человека от напастей, или поделиться запасами храмовой пищи (охотники отдавали в храм Мары после успешной охоты какую-то часть своей добычи). В ее храме находилась и больница для заболевших.

Особых камней в языческом "иконостасе" Мара не имела, зато она пред­полагала наличие каменного храма. Наиболее ранние изображения Мары, как божества смерти, очень странны — они в стилизованном виде передают женский родовой орган в весьма открытом виде, как если бы женщина ро­жала. Камень лежит горизонтально, и имеет круглое отверстие типа очень глубокой чаши, а ниже — щель или желоб, так что дождевая вода там не за­держивается, а стекает вниз. Краеведы называют такой камень "чашечником со стоком". Похоже, что Мара как богиня смерти, действительно рожает, но "рожает обратно", забирая покойника внутрь себя, так что отсюда можно вы­вести интереснейшее мировоззренческое положение: из материнского лона человек вышел, в него он и уйдет.

Первоначально отверстие смотрело на север, и это можно понять так, что функции Мары еще не слишком отделились от функций Макоши. Иными словами, если Макошь была божеством введения повзрослевших юношей и девушек в родовую общину взрослых людей, магиней, то Мара, видимо, совмещала в себе функции и рождения человека и, "обратного рождения", ухода в материнское лоно. Позже, однако, роль Мары усиливается, о чем можно судить по вздыбливанию лона; оно теперь смотрит не вниз, а вверх, и, вероятно, уже не связано с деторождением, но только с приемом усопших.

229

Вероятно, к этому моменту, возможно, в неолите, от нее отделяется новая ипостась — Дева (Жива). Будучи поднятым, лоно смотрит уже на юг, туда, куда направлен и вход храма Рода. Еще позже происходит разворот камня Мары в промежуточное положение, и превращается в каменный ящик, а за­тем отверстие начинает смотреть на запад. Следовательно, входить в него можно, лишь обратив лицо к востоку. Храм Мары разрастается в размерах и превращается в дольмен. Дольмены известны на Кавказе, в Крыму, в одной из книг я показывал один из них, совершенно замшелый, и в Твери. Много их и за пределами России, например, во Франции. В Западной Европе их тоже достаточно много, есть они и в Португалии, например, в Педро де Арка.

Позже храм Мары оказывается внутри кургана, затем опять выходит на дневную поверхность, на сей раз в виде жальника. Все подробности транс­формации храма Мары в деталях в данной работе проследить не удалось, однако, вероятно, на каком-то этапе, когда храм уходит под землю, а вход в него находится с востока, над ним появляется камень Волоса, лежащий в храме Макоши на востоке. Теперь камень Волоса охраняет вход в храм Мары, и чтобы войти душе на тот свет, Волос должен его отодвинуть. Еще позже, храм Мары включается в качестве подземного склепа в закрытый храм Макоши как его тайная часть; это — усыпальница в церкви, над ко­торой возводится надгробье в виде небольшого каменного храма Макоши и, возможно, водружается балдахин. С этого момента комплекс из храма Рода как наружного и храма Макоши как внутреннего дополняется третьим храмом, Мары — тайным, подземным, и наивысшей степени сакральностиВ него закрыт вход даже жрецам; тут обитают души покойных, как святых предков верующих. Подземный храм Мары имелся и в пещерном комплек­се Кольского полуострова, и в катакомбах Рима, и в христианских церквях. Эта сторона храма Мары тоже нуждается в исследовании.

Было найдено также несколько плит храма Мары с местом для размеще­ния всех 8 персонажей славянского языческого "иконостаса" в виде круглых углублений, причем вокруг одного подобного гнезда из 9 углублений (девя­тое — под столп) существовало несколько аналогичных гнезд. Причина и точное назначение подобного умножения мест для божеств пока не ясны.

МАСТЕРСКАЯ МАРЫ. Храмы Мары, начиная от малого каменного ящи­ка и кончая дольменом или курганом, строились и проектировались в ма­стерской Мары. Она в чем-то дублировала деятельность мастерской Рода, однако специализировалась на сооружениях иного назначения, на усыпаль­ницах. Очевидно, что к ее обязанностям относились помимо камнерезных и транспортных работ еще и большой объем земляных работ, а также сооруже­ние разного рода подземных деревянных подпорок и срубов. И об этом пока тоже мы имеем весьма малую информацию. Камни, плиты, храмы, земляные

230

постройки, выполненные мастерами такой мастерской, подписывались: МА­СТЕРСКАЯ ХРАМА МАРЫ. Ни одна из этих плит не была использована христианами ни в качестве крещеных камней, ни в качестве просто крестов. Можно лишь предположить, что эти камни могли пойти на строительство подземных усыпальниц в церквях. В моих полевых исследованиях я видел камни Мары в основаниях христианских церквей.

Полагаю, однако, что христиане побаивались богиню Мару и не хотели иметь дела с ее камнями, если те должны были лежать открыто или входить в состав каких-либо изделий. Сами камни имеют обычно темный цвет и об­ладают высокой плотностью.

Текст № 56. СЛОВО ХРАМ

Обычно языческие святилища называют словом «капище». Со временем люди настолько привыкли к этому специально введенному христианами термину, что бывают очень удивлены, когда на славянском святилище чита­ют слово ХРАМ, которое пишется всегда рунами Рода. Так что на профан-ном уровне слово ХРАМ обозначает просто место отправления языческого религиозного культа.

На сакральном уровне мы видим, что слово ХРАМ связано со словом ХОРОМА, это - как и слово ХРАМ, производное от корня, которым явля­ется слово ХОР. Данное слово напрофанном уровне нам тоже известно как совокупность поющих людей, либо капелла, то есть без инструментального сопровождения, либо в сопровождении инструментального ансамбля или оркестра. Но и слово ХОР на сакральном уровне является обозначением круга, точнее - солнечного круга, так что, когда девушки водят ХОРОВОД, они просто воспроизводят форму божественного светила. Следовательно, первоначально храм представлял собой просто ХОР, то есть круглую пло­щадку, имитирующую солнечный диск. Эта площадка сохранилась в кон­струкции греческого театра, который просто воспроизвел форму славян­ского языческого храма. А верующие, которые молились ХОРОМ, то есть КРУГОМ, так и стали называться ХОР, хотя в греческом театре они уже не молились, а пели или декламировали. Площадка для ХОРА называлась ОР­ХЕСТРА или, скорее всего, ХОР-ХЕСТРА, то есть МЕСТО ХОРА. Так что нет ничего удивительного в том, что место, где молились ХОРОМ, стало называться ХОРОМ, или, после сокращения, ХРАМ.

Символика, связанная с Солнцем, пронизывает всю культуру европейцев гораздо шире, чем принято думать. Иной формой корня ХОР является ко­рень КОР, поскольку переход звука X в К достаточно естественен. От кор-

231

ня КОР мы имеем слово КОРОНА, буквально, БОЛЬШОЙ СОЛНЕЧНЫЙ КРУГ (ибо ОН - увеличительный суффикс). И действительно, во время солнечных затмений хорошо видна солнечная корона — совокупность ярких зубчатых протуберанцев на фоне темного диска. Словом КОРОНА называ­ется также металлический головной убор, обычно из золота, который вос­производит солнечный диск с протуберанцами, однако зубчики короны уже не лежат в одной плоскости с диском, да и диск заменен кольцом. Корона, одетая на царствующую особу, делает из нее КОРОЛЯ, то есть буквально НОСИТЕЛЯ КОРОНЫ. Многие исследователи производят слово КОРОЛЬ то от Карла, то еще от какого-то имени. На самом деле, слова КОРОЛЬ и КОРОНА - из одного словарного гнезда. Само возложение КОРОНЫ, или, иначе, венчание на царство - сугубо сакральный акт, ибо с момента возло­жения короны король становится из простого человека представителем бога солнца на Земле. По статусу он даже выше патриарха или папы, поскольку те не являются представителями божества, но лишь предстоятелями церкви. Поэтому корону ему надевает на голову лицо № 2 в священной иерархии, а именно первосвященник. Помимо надевания короны священник произво­дит еще один не менее священный обряд помазания. С этого момента КО­РОЛЬ становится помазанником божьим. Заметим, что вся символика была разработана в язычестве, но просуществовала и в период христианства.

Круговая форма ХРАМА была заимствована не только театром. По-ла-тыни слово КРУГ (то есть КЪРуг, тот же корень КОР, но с оглушенным до Ъ средним гласным) будетСIRCUS, (то есть славянский корень КОР здесь стал произноситься сначала КИР, затем ЦИР, вспомним фамилию КИР-КО-Ров), так что форма славянского храма распространилась также и на цирк. А от слова ЦИРКУС (круг) возникла и форма ЦЕРКВА, которая потом дала форму ЦЕРКОВЬ. Так что и христианская церковь имеет ту же форму кру­га, что и языческий храм. Только слово ХРАМ возникло еще в палеолите, а слово ЦЕРКОВЬ - в античности.

Текст № 57. СЛОВО ЛК

Слово ЛК читается рунами Макоши как ЛИКЪ. Это слово хорошо зна­комо христианам. Что же касается язычества, то обычно любое скульптур­ное изображение божества с подачи христиан в нашей научной литературе называется ИДОЛ. Вообще говоря, точный перевод слова ИДОЛ есть ВИД, ВНЕШНОСТЬ. Однако само по себе слово ИДОЛ не используется христиа­нами, например, для передачи скульптурного изображения распятия Иисуса Христа. А любая икона на православной Руси все-таки именуется ЛИК, а не

232

ИДОЛ. Так что использование слова ИДОЛ вместо слова ЛИК содержит на­меренный момент принижения изображения божества. Еще хуже использо­вания для этой цели слова КУМИР, восходящего к скульптурному наследию киммерийцев. И уж совсем никуда не годится употребление слова БОЛВАН. С профанной точки зрения слово ЛИКЪ обозначает ЛИЦО, ЛИЧИНУС сакральной точки зрения слово ЛИКЪ производно от глагола ЛИТЬ, так что само слово ЛИЦО (=МАЛЕНЬКИЙ ЛИК) означает ТО, НА ЧТО ЛЬЮТ (воду при умывании). Насколько я могу представить, омовение водой пред­ставляло собой сакральной действо (у мусульман и до сих пор ритуальный жест означает омовение лица, хотя он проходит и без воды, воображаемым образом, прежде всего), а уж потом означало чисто гигиеническую проце­дуру. Так что вначале возникло слово ЛИК, а уж затем его уменьшительный вариант ЛИЦО. У животных по определению не может быть лица, и не по­тому, что ряд животных не может засунуть свою пасть в реку и тем самым ее омыть, а потому, что этот акт чисто гигиенический и не несет с собой сакрального значения смытия грехов. Кроме того, в словосочетаниях «важ­ное лицо», «физическое лицо» имеется в виду не отдельная часть предмета, не передняя часть головы, а вся персона. Так что ЛИКЪ БОГА есть, разуме­ется, не передняя часть его головы, а либо полная фигура, либо торс.

Текст № 58. СЛОВО UГ

Слово UГ означает БОГЪ. На профанном уровне некоторые исследователи допускают, что в славянской мифологии существовало слово БОГЪ, другие в этом сомневаются, полагая, что это слово было относительно недавно заим­ствовано из персидского языка. На самом деле данное слово и его канониче­ское приведенное выражение UГ встречаются еще в палеолите. На сакраль­ном уровне слово БОГ, так же, как и БЕГ, производно от глагола БЕГАТЬ и означает УБЕЖИЩЕ. Таким образом, верующий человек - это тот, кто имеетубежище от невзгод.

От слова БОГ имеется производное, БОГАТ, то есть, ОБЛАСКАН БО­ГОМ, ЖИВУЩИЙ В БОГЕ. К сожалению, позже это слово стало понимать­ся только в физическом, а не в сакральном плане, и богатым стали считать человека с большим владением и доходом. Не только это слово, но и многие другие подверглись профанации, то есть их сакральный смысл перестал восприниматься людьми. И, напротив, слово УБОГИЙ как антоним к слову БОГАТЫЙ означало ЖИВУЩИЙ БЕЗ БОГА, ЧЕЛОВЕК, ОТ КОТОРОГО БОГ ОТВЕРНУЛСЯ. И опять-таки, со временем под убогим стали понимать

233

не того, кто имел мало или совсем не имел детей, у которого распалась семья, который вел недостойную человека жизнь, а больных, уродов и инвалидов. В этом тоже проявилась профанация первоначального сакрального смысла. Наконец, чисто христианское выражение СПАСИ БОГ после профанации превратилось в формулу элементарной вежливости, в слово СПАСИБО.

Естественно, что славянские боги были бессмертными, но бессмертен был и сам человек. Более того, когда функций у бога становилось слишком много, он передавал их своему жрецу (или жрице), который со временем обожествлялся, превращаясь в нового бога. Но в этом новом боге вполне узнаваемыми были функции старого бога. Поэтому у верующих возникало представление о том, что старый бог просто поменял свое имя. Таким обра­зом, зная функции Макоши, легко понять функции и Мары, и Живы. А зная их функции, легко понять функции Лели и Лады. То есть, у Мары возникла сначала жрица Мария, которая, как и все жрицы, давала обет безбрачия. Затем эта жрица была обожествлена, превратившись в Деву Марию. На­конец, возникло христианство, согласно которому у девы родился сын, что противоестественно. Но поскольку сын был божественным, противоесте­ственность стала божественным чудом. Но для язычников и Иисус Христос был как бы новым именем их старых богов, например, Дажьбога, так что никакого противодействия христианству славяне и русские не оказывали. Гонения на христиан, как мы знаем, производили римские императоры, - но им было, что терять.

С точки зрения религиоведения, славянское язычество началось как еди­нобожие (монотеизм), но по мере возведения жрецов в ранг богов посте­пенно превратилось в многобожие (политеизм), хотя функции единого бога все-таки проглядывали в разных богах. Так что, если христианство призна­ет формулу божественного триединства, то за славянским язычеством с тем же основанием следует признать статус всеединства.

Заключение. Поскольку в данной главе читателю нет возможности за­ниматься собственным творчеством, а приходится либо соглашаться, либо не соглашаться с моими рассуждениями, я решил ограничить рассмотрение рун Мары всего данными восемью примерами. Зато я показал методику эти­мологического анализа, выявление словесных гнезд и рассмотрение корней слов. Полагаю, что славянские языческие жрецы по всей Руси великой уме­ли это делать лучше меня. Тем не менее, чтобы не портить картину чтениячитателем рун разных богов, я все-таки показал, что, как мне кажется, сле­дует понимать под чтением рун Мары. Фактически же это было не чтение, а этимологизирование, осмысление и до некоторой степени философские размышления по поводу тех или иных слов.

<…>

 

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РУССКИХ РУН

Разумеется, я не первый исследователь, который изучает русские руны. Вместе с тем. история их исследования начиналась вовсе не с них, а совсем с другой проблемы.

Средние века как точка отсчета. В Средние века никаких проблем с русскими рунами не было. Не только на Руси, но и во всей Европе были известны и руны Рода, и руныМакоши, они существовали так же, как и ла­тиница. Но поскольку в то время никто историей алфавитов не занимался, то не занимались и историей русских рун.

Деятельность Кирилла и МефодияТак получилось, что хотя христи­анство в своем начале было тесно связано со славянством, позже его при­знанными центрами стали Рим и Константинополь. Христианское богос­лужение шло на греческом и латинском языках, и когда патриарх Фотий задумал в IX веке н.э. приобщить к христианскому богослужению еще и славян, выяснилось, что существовавшие к тому времени руны Рода, из­вестные всем славянам, для этой цели не подходят. Хотя внешнее сходство между ними и греческими буквами существовало, в них, видимо, вообще отсутствовала цифирь, а степень близости к греческому «оригиналу» (так считала византийская православная церковь) была еще не слишком велика. Глаголица, которая к тому времени существовала уже несколько веков, под­ходила для целей богослужения в меньшей степени: во-первых, она была известна, главным образом, только южным славянам, во-вторых, ее знаки были намного сложнее рун Рода, и в-третьих, у нее существовала своя ци­фирь, которая, однако, отличалась от цифири греческих букв. А руны Мако­ши и вообще было невозможно читать в реальном масштабе времени. Так что подходила, и то не вполне, только система рун Рода. На ней и останови­ли свой выбор Кирилл (тогда еще Константин Философ) и его брат Мефо-дийпризванных для этой цели Фотием.

Преобразование алфавита рун Рода (расширение 29 букв до 38, а позже до 42 букв, уснащение их атрибутикой греческого письма, перенос на них цифири греческого алфавита) создало новую буквенную письменность, из­вестную как «кириллица». Лишь после ее создания стало возможным на­писать на ней Священное писание, и тем самым удовлетворить наиболее взыскательным требованиям патриархии. С этого момента, то есть где-то

248

после 863 года, возникло богослужение на так называемом церковнославян­ском языке. Кириллицу приняли не только в Болгарии и Паннониидля ко­торых она создавалась, но и в Чехии, и в Польше, и в Румынии (румынский язык вообще не славянский, а романский), и в восточнославянских землях. Глаголица такого широкого распространения не имела, а в неславянских странах ее вообще не знали. Этот аргумент показывает, что Кириллу просто не было смысла использовать для славянской христианской письменности глаголицу.

Так что святой равноапостольный Кирилл, несомненно, имеет весьма важные заслуги в деле создания христианского варианта рун Рода, хотя первой славянской письменности он и не создавал (это ему приписывают). К сожалению, однако, создание Кириллом кириллицы в глазах ученых че­рез несколько поколений затмило существование рун Рода, о которых со­вершенно забыли. Стали думать, что именно Кирилл и создал первую сла­вянскую азбуку.

Древность глаголицы. А в начале Нового времени, в XVI веке, ряд уче­ных поднял вопрос о древности третьего вида славянского письма, глаголи­цы. По их расчетам выходило, что глаголица древнее кириллицы. Видимо, так оно и было, хотя глаголица, разумеется, моложе рун Рода. Начало дис­куссии было положено работой Вильгельма Постелла 1538 года, который полагал, что глаголица возникла раньше кириллицы и появилась в ту эпоху, когда славяне греческой церкви стали отделяться от славян церкви римской (Роstell 1538). Затем заметных работ по проблемам славянской письменно­сти до XVIII века не появлялось.

Одним из первых работ по письменности славян в XVIII веке можно назвать Й.Л. Фриша, который в своей речи по поводу избрания его ректо­ром Берлинской гимназии высказался, в том числе, и по этой теме. В ней он уверяет, что славянские буквы составлены Константином Философом, названным позже Кириллом, а алфавит — кириллицей. Глаголица с его точ­ки зрения возникла позже и являлась "выродком кириллицы" (Frisch 1727, 8. 9-10). Получалось, что никакого докирилловского письма в природе нет и быть не может — вот мнение немецкого слависта из Берлина. Осип Мак­симович Бодянский, прекрасный знаток сочинений XVIII века по истории славянской письменности в своем незаслуженно забытом труде так харак­теризует воззрение этого прусского исследователя: «Такое мнение Фри­ша о начале двух славянских азбук и их взаимном отношении, несмотряна малый объем его сочинения, выраженное ясно, толково и не без следов некоторого знания разбираемого дела и вообще хоть одного славянского наречия, а также с большою уверенностью в справедливости предлагаемо-

249

го, должно было произвести на современников значительное впечатление; оттого долго после него ученые, которым приходилось вести речь об этом предмете прямо или мимоходом, довольствовались повторением сказанно­го Берлинским гимназическим, ректором, либо ссылкой на него» (Бодянский 1855, с. 277-278). В качестве примера можно привести ссылку на известно­го в XVIII веке немецкого ученого И.П. Коля, вызванного при учреждении Петербургской АН в Россию в качестве профессора церковной истории исловесности. Возвратясь из России в город Альтону, он в своем сочинении доказывал несостоятельность мнения о создании глаголицы Иеронимом Стридонским, повторяя почти дословно мнение Й.Л. Фриша (Коhl 1729). Сходную точку зрения высказывал и чех Адав Фойгт, считая мнение Фри­ша о кириллице самым вероятным. «Это мнение значительно усиливается тем, что глаголические буквы более искусственны и усложнены, чем ки­рилловские. Обычно простое берут за более старшее, чем сложное» (Feugt 1775, примечание 26). Свое исследование он заключает словами: «Короче, все свидетели, как друзья, так и враги наших славянских апостолов соглас­ны в том, чтобы приписать им их собственное и совершенно новое изобре­тение совершенно неизвестных тогда у славян букв. Если бы наши предки до прибытия Кирилла и Мефодия уже имели собственную письменность, зачем бы им понадобилось изобретать новую, поскольку им и так разреши­ли вести богослужение на народном славянском языке: почему бы не оста­вить им их старые буквы? Только из-за того, что воинственный и привык­ший к своему родному языку народ не смогли уговорить вести проповеди на иностранном, таком, как греческий и латинский, их пастыри были вынуж­дены добиться этой цели — научить их по крайней мере писать народном языке; без такой помощи они не могли бы распространить ни христиан­ское, ни какое-либо вообще богослужение. Для этой цели они использовали греческие буквы настолько, насколько их хватало; и лишь для передачи раз­личных собственных звуков славянского языка они должны были изобрести новые знаки или буквы» (Feugt: 1775, s. 184-185). Замечу, что Фойгт ближе, чем кто-либо до него подошел к смыслу введения кириллицы Кириллом, упомянув о распространении христианского богослужения. Даже если бы существовали и старые буквы, возникал вопрос, насколько они годились для написания ими Священного писания. Будучи нехристианскими, эти знаки заведомо не годились для христианства как несакральные. Именно Кирилл сделал их сакральными (Чудинов 2002-1, с. 89).

Таким образом, по германской версии, привезенной в Петербургскую Академию наук, глаголица не может иметь возраст больший, чем кирилли­ца. Иными словами, проблемыдокирилловского письма нет и быть не мо-

250

жет. Полагаю, что эта позиция очень близка так называемой "норманнской теории", согласно которой на Руси до Рюрика не было и не могло быть ни­какой государственности, а эту государственность русские заимствовали у германцев. Проповедниками этой теории стали другие посланцы Германии в России — историки Байер, Миллер и Шлёцер. Так что данное направле­ние можно назвать исследовательской программой Й. Фриша. Она проста и ясна тем, что считает творцом кириллицы Кирилла, и уже этим завоевывает сердца славян. Но она же препятствует всякому поиску докирилловского славянского письма, играя роль троянского коня.

Напротив, славянский исследователь Клемент Грубишич не только под­твердил предположение Вильгельма Постелла, но и существенно расширил его, отодвинув возникновение глаголицы задолго до Рождества Христова и приписав ее сочинение фригийцу Фенизию. Фригийцы, полагал он, употре­бляли кирилловские буквы под именем рун, которые были также употре­бляемы гетами или готами, а также славянами (Grubissich 1766, divisia 56). Таким образом, в отличие от немцев славянин удревнил докирилловское письмо вплоть до античных фригийцев, и тем самым вывел его за пределы усовершенствований Кирилла. Эта линия славянских исследований изуче­на много слабее, несмотря на ее гораздо более правдивую трактовку многих положений славянской эпиграфики. Сейчас, с позиции новых знаний, по­лученных при исследовании руницы, можно сказать, что на карте святогоЕвсевия (IV век н.э.) фригийцы действительно выделены так, как прочие славянские народы; средневековые знаки письменности действительно тог­да назывались рунами; наконец, истоки многих видов славянской и про-тославянской письменности действительно находятся во времени до РХ. Поэтому Клемента Грубишича вполне можно отнести к основателю иной, славянской исследовательской программы, которая относила создание до-кирилловских видов письма к глубокой древности.

К этим же взглядам я отношу позиции краинца Лингардта (Lingardt 1788) и верхнелужицкого серба Антона (Аnton 1789). Правда, О.М. Бодянский считает, что они "с жаром повторили вывода Добнера" (Бодянский 1855, с. 272). Однако Антон утверждал, что старшинство глаголицы перед ки­риллицей доказывается самим ее видом, который и грубее и безыскуснее кириллицы, она древнее самого Иеронима и "должна быть исходным и са­мым древним алфавитом", тогда как Лингардт полагал, что краинцы знали письменное искусство еще до своего отделения от прочих славян, то есть до перехода через Дунай и поселения по соседству с италиками. Иными словами, письменность у краинцев не собственная, а общеславянская и воз­никла она до расселения народов, следовательно, также до Р.Х., как полагал

251

и Грубишич. Таким образом, идеи о том, что у славян существовало докирилловская письменность, в XVIII веке высказывались широко.

Гипотеза Г. ДобнераЭтот исследователь (Добнер 1786) полагал, что Кирилл изобрел глаголицу. Тем самым до некоторой степени примирялись точки зрения славян о том, что глаголица старше кириллицы, и - немцев о том, что до Кирилла славянской письменности не было. Эта компромисс­ная позиция на определенное время устроила сторонников двух взаимо­исключающих точек зрения и создала внутренне весьма противоречивую исследовательскую программу. В самом деле: ядром этой программы стало утверждение, что Кирилл создал не-кириллицуПризнав это, мы должны будем отбросить единственную разумную причину названия письменно­сти по имени какого-то человека. Ведь смысл присвоения имени возможен лишь в двух ситуациях: либо когда конкретное лицо изобретает письмо определенного вида, либо когда оно приспосабливает какое-то письмо для новых целей. Если бы изобретателем или редактором кириллицы были уче­ники Кирилла Наум, Горазд или Климент (Охридский), письменность на­зывалась бы соответственно наумицей,гораздицей или климентицей. Но она называлась кириллицей, явно связываясь с Кириллом. Что же касается глаголицы, то есть "говорильницы", то она была создана в противовес ка­кой-то более ранней "писальнице"'. Но если писали рунами и слово "руны" были синонимом слова "письмо", то "писальница" должна была в то вре­мя называться "руницей". Такова логика славянской этимологии слов. То есть, гипотеза Добнера исходила не из реальной истории, а из точек зре­ния его современников, которые он старался таким образом примирить. К сожалению, его точка зрения через два века была принята современной наукой.

Одним из последствий ее принятия является то, что теперь нет смысла искать докирилловское письмо. В самом деле: глаголицу в свое время объ­явили докирилловским письмом. С другой стороны, Кирилла объявили соз­дателем славянской письменности. Если придерживаться точки зрения, что Кирилл создал славянскую письменность, тогда любой виддокирилловско-го письма со временем будет объявлен сочинением Кирилла. Так, если бы мне с большими трудами удалось показать, что руница старше глаголицы, то из нынешней академической среды нашелся бы новый Добнер, который бы предположил, что руницу создал Кирилл (рукописи самих Кирилла и Мефодия, а также книги, написанные их письмом при их жизни, до нас не дошли, что дает возможность для построения любых предположений).

Свою позицию Г. Добнер изложил в 1786 году (Добнер 1786). Историк пись­менности В.А. Истрин по этому поводу замечает: «Какую же из славянских

252

азбук следует считать созданием Константина Философа? Большинство современных исследователей этого вопроса признают азбукой Констан­тина глаголицу. Гипотеза эта, впервые выдвинутая еще в конце XVIII века Г. Добнером, была развита в середине XIX века чешским ученым П.И. Шафариком, а затем русскими учеными Н.С. Тихонравовым, В.И. Григоровичем, И.В. Ягичем, В.Н. Щепкиным и другими. В наше вре­мя сторонниками этой гипотезы является автор переведенной в СССР в 1953 года с чешского.монографии по истории письма Ч. Лоукотка, ав­тор последней зарубежной монографии по истории письма М. Коэн, ав­торы выпущенных в СССР в 1951 году курса старославянского языка А.М. Селищев, курса древнерусского языка Л.А. Якубинский и др.» (Истрин 1963, с. 134). К этому можно добавить, что даже самые последние разработ­ки придерживаются этой точки зрения (Верещагин 2003). Таким образом, господствующей в славистике стала точка зрения на отсутствие докирил-ловского письма и на создание Кириллом не-кириллицы.

Гипотеза ДобровскогоЧешский исследователь Йозеф Добровский, на­чиная с 1782 года, придерживался прямо противоположного Добнеру взгля­да, а именно, что Константин является творцом кириллицы, а глаголица была создана после смерти Мефодия его учениками (Dobrovskiy 1808; 1822). «При этом причиной создания глаголицы считаются преследования, кото­рым подверглась слишком сходная с византийским письмом кириллица со стороны соперничавшего с Византией немецко-католического духовенства.Стремясь сделать славянскую азбуку возможно менее похожей на визан­тийское письмо, ученики Мефодия переработали кириллицу в глаголицу. Для этого они одни буквы перевернули, другие снабдили петельками, завитуш­ками и т.п. Этим и объясняется вычурный, искусственный характер глаго­лических букв. Такая гипотеза, была выдвинута в середине XIX века чешским ученым Й. Добровским, поддержана русскими учеными И.И. Срезневским, А.И. Соболевским, а в советский период была развита Е.Ф. Карским (Кар­ский 1928)» (Истрин 1963, с. 135). По сути дела, это просто развитие иссле­довательской программы Фриша.

Русские историки. А как относились к существованию докирилловско-го письма русские историки? Одним из первых проблему докирилловской письменности поднял наш выдающийся историк XVIII века Василий Ни­китич Татищев. Глава первая его первого тома "Истории Российской" пря­мо начинается с раздела "О древности письма славянов". В нем он пишет: «Первое, что к повестям, принадлежит, есть письмо, ибо без того ничего в долгое время сохранить неможно, и хотя устные предания от памяти дол­го сохранены быть могут, но не все цело, зане память не всех человек так

 

253

тверда... 2) Что же славенского обсче всех и собственно славено-руссов письма касается, то многия иноземцы от неведения пишут, якобы славяне поздо и не все, но един по другом письмо получали, и якобы руссы пятого-надесять ста по Христе никаких историй не писали, о чем Треер из других в его Введении в русскую историю ... написал, как и профессорБеер погре­шил» (Татищев 1962, с. 16). Из этой фразы следует, что руссы в 150 году н.э. писали некие истории, тогда как Готлиб-Самул Трейер, немецкий историк, и родоначальник норманнской теории Готлиб Зигфрид Байер эти сведения отрицают. «Другие того дивняе, что сказуют, якобы в Руси до Владимира никакого письма не имели, следственно древних дел писать не могли, дово­дя тем, что Нестор более 150 лет по Владимире писал, но никоего прежне­го писателя истории не вспоминает. Обаче сие мнение, мнится, от такихпроизошло, которые не токмо других древних словенских и русских исто­рий в Руси, но ниже оную Нестерову когда, видели, или читая понять и раз-судить могли, как, видимо,преславного писателя Беера, который, хотя в древностях иностранных весьма был сведем, но в русских много погрешал, как в главе 16, 17 и 32 показано. Подлинно же славяне задолго до Христа, и славяно-руссы собственно до Владимира письмо имели, что обсче о всех сла­вянах сказуется» (там же, выделение наше — В.Ч.). Итак, Татищев прямым текстом уведомляет читателя, что славяне обладали письменностью до н.э., то есть, по крайней мере, в период поздней античности. Однако какого рода это письмо, Татищев поясняет далее, строя свои предположения: «3) Ниже из Диодора Сикилийского и других древних довольно видно, что словене пер-вее жили в Сирии и Финикии... где по соседству еврейское, египетское или халдейское письмо иметь свободно могли. Перешед оттуду, обитали при Черном мори в Колхиде и Пафлагонии, а оттуду во время Троянской войны с именем генетигалли и лчешини, по сказанию Гомера, в Европу перешли и берег моря Средиземного до Италии овладели, Венецию построили и пр., как древние многие, особливоСтрыковский, Бельский и другие сказуют. След­ственно, в такой близости и сообсчестве со греки и италианы обитав. Не-сумненно письмо от них иметь и употреблять способ непрекословно имели, и сие токмо по мнению моему» (Татищев 1962, с. 16-17). Как видим, мысль Татищева тут решает проблему — от кого славяне могли получить письмо, если известно, что оно у них было? И находит простой ответ: от соседей. О том, что у славян могло существовать собственное незаимствованное письмо, в XVIII веке не предполагали.«4) Разные словенские историки ска­зуют, яко Героним великий учитель, в 4-м сте по Христе цветусчи, родом был славянин из ИстрииСей якобы буквы славянам вновь сочинил, и Библию на славенский язык перевел, о чем богемский Гагек, далматский Мауроур-бин, польские КромерСтрыковский, Бельский и Гвагвин написали. И хотя сие их сказание я положил, токмо нахожу в том сумнителъство, что о том древние писатели не вспоминают; и Библию хотя он перевел, но на грече­ский с еврейского, которую паписты Вульгатою имянуют. И хотя Библия потом оными геронимовыми или глаголическими буквы в 16-м сте в Вене­ции и Моравии печатана, токмо оная с его переводом не согласна, а паче, мню, Лютерова перевода. Но о буквах ево Фриш довольно показал, что те же кирилловы суть, в начертании испорченные, а не Геронимовы, которые у всех южных славян доднесь в употреблении, и неколико книг печатано, но папистами так истреблены, что сыскать трудно...» (там же). Тем самым у Татищева нет и тени сомнения в том, что глаголицу изобрел святой Ие-роним, то есть глаголица старше кириллицы. Итак, Татищев убежден, что до глаголицы славяне пользовались еще каким-то письмом. Но каким — он может только предполагать. И Татищев вполне знаком с сочинением Фри­ша, и согласен с его мнением, что Кирилл создал кириллицу. <…>

 Источник

 

Последние публикации

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери Я еще работаю с этой статьей поэтому перепост пока в таком виде)https://foxsway.home.blog/2019/06/26/пчела-пчелы-улей-мед-символизм/ Многие значения Символа Пчелы зависели от исторических условий. от экономической ситуации...
подробности

Преодоление обиды помогает повзрослеть

Преодоление обиды помогает повзрослеть Выражение «Я его не могу переваривать» в этом случае отражает обиду и относится к пищеварительному тракту. Некоторые исследователи высказывают мнение о том,...
подробности

Защита границ в близких отношениях

Защита границ в близких отношениях Выстраивать границы в отношениях можно только двумя способами: положительным и отрицательным подкреплением. Положительно нужно подкреплять любые уступки партнера вам, любые вложения в...
подробности

Форма входа

Подписка "Наука для Жизни"

Яндекс.Метрика