April Journal

17 Октябрь 2021, Воскресенье
Russian English French German Italian

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.

(Низами)

Скользящие по волнам Зувуйи (Х.Аргуэлльес) 7 публикация

0542120

О значении кристаллов 

Пока меня несло вниз по вихревой воронке, мне казалось, будто я прохожу сквозь многочисленные слои какой-то странной субстанции — субстанции времени, которая вместе с тем была субстанцией Земли. Потом я начал замедляться. Когда скорость моего «полета» уменьшилась, я увидел его — Дядюшку Джо. Это был он, не просто голос, звучавший в моей голове, а самый что ни на есть настоящий Дядюшка Джо, собственной персоной!

Он походил на эльфа или, пожалуй, гнома, только прозрачного. Неужели так выглядят все майя? Одет он был в какую-то курточку и еще во что-то, скорее напоминавшее средневековые панталоны, чем брюки. Лоб скошенный, как у индейцев майя, а волосы связаны в пучок, торчавший на затылке, как оперение. Его одежда переливалась всеми цветами радуги. В сущности, и сам он был в радужных переливах — розовый по краям и бирюзовый в середине, но сияющий. Его левое предплечье было поднято вертикально вверх, и он словно помахивал мне ладонью. Правая рука Дядюшки Джо была опущена вниз, но опять-таки ладонь была обращена в мою сторону. Наверное, это было что-то вроде дружеского приветствия. У него были босые ноги, и он как будто находился в полуприседе, словно... скользил по волнам?

«Роли поменялись, Хозе», — усмехнулся он, опуская руки.

«Как это, Дядюшка Джо?»

«На этот раз я здесь, а ты — нет»

 «Как это?»

«Очень просто: меня ты можешь видеть, а вот видишь ли ты себя самого? Где ты?» За разговором Дядюшка Джо согнул колени, приняв низкую стойку серфера, и развел руки, чтобы удерживать равновесие: его волосы развевались и вздымались на ветру, который потрескивал и свистел с неимоверной силой.

 «Так где же ты?»

Я огляделся. Меня здесь не было, по крайней мере, моего тела. Где же я? Что происходит? Я что, сплю? Как я могу спать? Я снова взглянул на Дядюшку Джо. Как я могу смотреть? Что смотрит? Я развоплотился и превратился в бестелесное сознание? Я... умер? Откуда тогда берутся эти мысли?

«Не знаю, Дядюшка Джо, — наконец с трудом выдавил я. Слова, которые я произносил, были скорее эхом, чем обычными звуками. — Мне кажется, что я здесь, но меня здесь нет. При этом ты-то как раз здесь: я тебя вижу. Но как же я могу тебя видеть, если я не вижу себя? Кто тогда видит? Что видит?»

Дядюшка Джо согнулся от смеха пополам. Было очевидно, что он получает от всего происходящего огромное удовольствие. Меня не раздражало, что он смеялся надо мной, но я был совершенно сбит с толку. В то же время я не чувствовал себя плохо. Мало того, если бестелесное сознание вообще способно что-либо чувствовать, то оно чувствовало себя чертовски хорошо. Вот именно! Оно было мной! Я был чем-то вроде атмосферы вокруг Дядюшки Джо, и этой атмосфере было хорошо. Она была теплой, тропической, но иной... переливавшейся всеми цветами радуги.

«Представь себе, сынок, — сказал Дядюшка Джо, вдоволь нахохотавшись, — что ты заслужил отпуск. Ты тяжело работал, особенно в Кампании оздоровления Земли. Но я знаю, что тебе хотелось приобрести более сознательный опыт земного погружения. Ну, вот ты, для разнообразия, здесь, в четвертом измерении, рядом со мной. Здесь мир, в котором я околачиваюсь. А твое тело сейчас спит наверху сладким младенческим сном».  «Где это «наверху», Дядюшка Джо? Где мы?»

«В центре Земли, малыш, там, куда ты всегда хотел попасть».

В центре Земли! Аллилуйя! Я ощущал себя взорвавшейся звездой-гигантом. Мое сознание расширялось. Казалось, что я нахожусь в каком-то громадном кристалле. Да, в пространстве внутри кристалла, с парящими, движущимися гранями, более похожими на мембраны, чем на твердые стены: они трепетали и переливались всеми цветами радуги, двигаясь, как челнок в ткацком станке. Все дышало и пульсировало. Повсюду яркий блеск и жар; плотность, и при этом воздушность. Сквозь мембраны под разными углами быстрее молнии пролетали мощные потоки энергии, которые казались чем-то вроде звуков, и в то же самое время напоминали причудливо движущиеся процессии людей или других существ.

«Это... это межпространственный кристаллический зал, Дядюшка Джо?» — сумел, наконец, вымолвить я; мой голос доносился из какой-то бесконечно малой точки, которая кружилась волчком на гребне одного из энергетических потоков. Я отчаянно пытался сориентироваться, напрягаясь и расслабляясь одновременно.

«Можно сказать и так, малыш, — ну а теперь, держись; мы еще не совсем там. Сфокусируй взгляд на моем затылке». Дядюшка Джо резко повернулся ко мне спиной и пригнулся, сгибая колени в очень низком приседе. Затем мы взлетели. Наш полет напоминал скольжение на крыльях ветра. Мы мчались и мчались над магнитными волнами, проходя сквозь движущиеся, пульсирующие кристаллические мембраны, пока Дядюшка Джо не выполнил искусный разворот на 180 градусов и не спланировал вниз, остановившись плавно и без толчков. «Взгляни-ка теперь, малыш».

Сместив фокус зрения с затылка Дядюшки Джо, я осмотрелся. Вокруг все казалось удивительно сжатым и плотным, хотя и прозрачным. Повсюду двигались фантастические кристаллические формы, пронзенные пиками раскаленного металла, перемещаясь, увеличиваясь в размерах и изменяясь стремительно, но довольно отчетливо. Это движение зарождалось в центральной области, но сказать, где находится эта область, было довольно трудно, поскольку процесс был столь динамичным. Создавалось впечатление, что здесь гравитация постоянно меняет направление.

Пока мой взгляд медленно перемещался в направлении области, казавшейся эпицентром всего этого действия, я потерял из виду Дядюшку Джо. Где он?

«Ура! Священная Зувуйя и нить Кушан Сууууууу-умммммммммм!»

Это был он, снижавшийся по спирали, как пожарник по столбу. Только столб был невидимым. Там вообще ничего не было видно, однако он за что-то держался руками, бешено мчась по спирали вниз; при этом бесшабашном погружении его волосы и полы его куртки полоскались на сумасшедшем ветру. Когда он, наконец, остановился, то просто плюхнулся, распластав ноги, при этом его руки по-прежнему держались за что-то невидимое, а голова склонилась на грудь. Его плечи ходили ходуном. Он смеялся.

А потом я заметил ее — решетку, матрицу. Она была тонкая, почти невидимая, похожая на громадный ажурный прямоугольник, построенный из деталей детского конструктора. Соединительные стержни казались нитями быстро движущегося света, хотя и органического происхождения. Несмотря на изысканность и хрупкость решетки, ее вид был впечатляющим. Из некоторых соединительных узлов стремительно рвались наружу тончайшие нити света. Наверное, это были энергетические линии земных ныряльщиков, стремительно возвращающиеся на поверхность Земли. Но в целом матрица была прозрачной. Все внутри и вокруг самой матрицы находилось в движении. Не было ничего неподвижного. Голова шла кругом. Если у меня и оставалось какое-то сознание, то оно угасало, растворяясь в матрицу, в кристаллические формы и пики расплавленного металла, и все это кружилось, как в калейдоскопе...

 «Передохни, дружок,— услышал я голос Дядюшки Джо. — Ты добрался сюда в твоем теле сновидения, и ты не должен упустить свой шанс». Где он? Я попытался настроить фокус на эхо его слов, но эхо рассыпалось, оглашая пространство другими эхо, и перед глазами все начало снова растворяться. Потом я ухватился за булавочную иголку света, интенсивного электрического, голубого света. Я фокусировал взгляд на этой точке света, пока она внезапно не раскрылась в форме Дядюшки Джо Зувуйи. Сейчас он сидел в самом центре матрицы, сложив ноги в позе «лотоса» и скрестив руки на груди. Кажется, он снял с себя куртку. Теперь это был вылитый майя, древний и неподвластный времени.

«Фью! Что происходит. Дядюшка Джо?» «Небольшое гравитационно-вихревое головокружение. Это бывает с каждым, когда он впервые сюда попадает», — ответил он. Глядя на Дядюшку Джо, сидевшего в позе «лотоса» со скрещенными на груди руками и напоминавшего всем своим видом то ли вождя племени сиу Сидящего Буйвола, то ли самого Будду, я как-то сразу успокоился.

«Гравитационно-вихревое головокружение?»

«Ага. Гравитационно-вихревое головокружение. Понимаешь, здесь, в центре Земли, гравитационные волны притягивают к себе все настолько основательно, как только можно себе представить. А между тем, на тебя действует еще и электромагнитная энергия, которая опускается по столбу, по которому я, как ты видел, съехал. Электромагнитная энергия с этого столба взаимодействует с гравитационными волнами, создавая все эти маленькие вихри, которые расходятся из центра во всех возможных направлениях. На самом деле эти вихри — не что иное, как информационные спирали с луча. Земля в буквальном смысле направляет луч вниз вдоль полярной оси, а затем, когда энергия попадает сюда, в центр — бабах! Она вырывается наружу, взаимодействуя с гравитационными волнами, и превращается в различные формы кристаллов и жидкого металла».

«Но почему кристаллы. Дядюшка Джо?» — спросил я, зачарованно глядя на постоянно меняющиеся узоры расплавленного металла, который растекался во всех направлениях.

«Значит, сейчас, Хозе, — его глаза прищурились, глядя на меня, — ты хочешь узнать, почему так важны кристаллы — почему они имеют такое значение для людей?» Пока Дядюшка Джо формулировал этот вопрос, мне показалось, что под ним на какой-то миг появился кристаллический трон, который тотчас же расплавился и растекся рекой жидкого металла. Не моргнув глазом. Дядюшка Джо продолжал говорить дальше: — Мне известно, что в последнее время появились люди, которые ринулись, как сумасшедшие, собирать кристаллы. И все потому, что кристаллы — это лекарство Земли. Вы, люди, собираете кристаллы, потому что каждый из вас слегка «отклоняется от центра». Ваши волновые формы шатаются и дрожат. И когда к вам в руки попадают кристаллы, то, фактически, они вас лечат. Вы их притягиваете, как больное тело притягивает лекарство, которое его вылечит».

«Так кристаллы — это лекарство, Дядюшка Джо? И как же они действуют?»

«У них очень высокая частота колебаний. Они передают свои вибрации твоей волновой форме и успокаивают ее. Они передают, собирают и хранят сообщения. А эти сообщения касаются необходимости восстановления твоей внутренней гармонии — гармонии с самим собой и с Землей. Потому что Земля и есть тот самый организм, который посылает эти сообщения. С точки зрения Земли, нет более доступных объектов, чем кристаллы кварца. Но для Земли эти кристаллы кварца, как, впрочем, и все остальные их кристаллические родственники, играют роль информационных узлов, или узлов сознания, или даже нейронов! Каждый из кристаллов — особенный, и при этом каждый из них содержит голограмму Земли. Но в этом-то и заключается самое главное. Мать-Земля — это кристаллическая планета».

«Земля — кристаллическая планета! Вот это да, Дядюшка Джо», — вырвался мой восторженный голос из пляшущей точки бестелесного сознания.

«Ты правильно понял, Хозе. Вот почему так важно знать о кристаллах и правильно их использовать. Люди думают: «Да это же самый обыкновенный камень». Но при этом они забывают, что Земля живая и этот камень — тоже живой. Сконцентрируйся на этих маленьких сосульках. Введи в них свое высшее намерение. Всмотрись в их глубины. Прислушайся к ним. Они ощущают твое присутствие. Ты можешь считать их даже детекторами памяти и разума Земли, которые тебя разыскивают. Пойми, каждый кристалл — это средство, с помощью которого Земля корректирует волновую форму очередного человека. Поэтому не сопротивляйся, когда один из кристаллов тебя найдет. Кристаллы поддерживают твою гармоничную настройку на Землю, и наоборот. В сущности, каждый из этих кристаллов — это духовный помощник, союзник Земли. Да, и вот еще что...»

«Что, Дядюшка Джо?»

«Тебе повезло, чертовски повезло. И знаешь почему?»

«Не имею понятия. Дядюшка Джо. Какие еще козыри ты держишь в рукаве?»

«Да дело не столько в том, какие козыри держу в рукаве я. Дело в том, что у тебя, похоже, и рукавов нет. А если бы и были, то у тебя нет рук, которые могли бы что-то спрятать в эти рукава. Хи-хи-хи! А если уж на то пошло, то и тебя самого здесь нет. Вот что главное».

Я вынужден был согласиться, что Дядюшка Джо прав. Меня здесь в самом деле нет, хотя я и здесь — по крайней мере, мое сознание.

«Ага, вижу, что понял, — радостно отметил Дядюшка Джо. Он по-прежнему сидел в позе «лотоса» с улыбкой до ушей. — Вот именно поэтому тебе и повезло. Ты переживаешь этот опыт в своем теле сновидения, а это тело сновидения — я! Не всякому выпадает такая удача! Многие люди не подключены к своим телам сновидения, а потому лишены шанса переживать такого рода опыт — пока еще. Но это непременно произойдет, если они правильно воспользуются своими возможностями».

«А как можно правильно воспользоваться своими возможностями, Дядюшка Джо?»

«Очень просто, малыш: быть честным! И первое, что для этого нужно сделать, — это спланировать работу всех филиалов Ассоциации местного оздоровления энергетической решетки кристаллической Земли, согласовать их действия, привести в порядок Землю и заняться кристаллами. За это вам воздается сторицей, и этим вознаграждением станет подключение к вашим телам сновидения».

«Значит, перед тем, как погрузиться в сновидение, все мы должны сплотиться и вести себя правильно, да. Дядюшка Джо?»

«Ну да. И получить удовольствие от этих кристаллов!» Голос Дядюшки Джо начал угасать. Дикое шипение и рев становились все громче и нестерпимее, пока не заполнили все вокруг. Этот грохочущий, пронзительный звук, белый шум энергии кристаллов стал всем — величественный, как солнце, взорвавшееся в недрах Земли.

Фокус моего внимания хаотично блуждал среди безграничности этого шума, который казался ослепительно-ярким, отраженным светом кристаллов. В то же время этот шум был полон мимолетных, быстро сменяющих друг друга образов, переливавшихся всеми цветами радуги.

Затем послышался еще какой-то гул. Фокус моего зрения начал расширяться, охватывая один, два, три... восемь порталов, или входов в пещеру. Как ни удивительно, мое внимание было одновременно сосредоточено на всех восьми порталах, которые расходились от центра во всех направлениях. Именно из этих порталов доносился новый шум, словно одновременно говорило и пело огромное множество голосов».

Дядюшка Джо, невозмутимый, как обычно, по-прежнему восседал в самом центре.

«Что происходит. Дядюшка Джо? Что означает весь этот грохот?» — спросил я.

«Первый раскат — это мощная «отрыжка» Земли после Гармонической Конвергенции. Можно считать ее энергетическим выбросом, освобождением Земли от энергетического вздутия. Это может обернуться хорошим сновидением для вас, землян».

Пока Дядюшка Джо говорил, мой фокус зрения не смещался со всех восьми порталов. Что это? За каждым порталом я видел вихревые потоки людей, или сущностей, которые были такими же прозрачными, как Дядюшка Джо. Сейчас все внутри межпространственного зала было белым и ярким, если не считать порталов, чьи контуры проступали все более и более отчетливо. У каждого из полюсов находилось по одному порталу, два портала виднелись в некотором отдалении по обе стороны от Дядюшки Джо, четыре же остальных располагались по двум невидимым осям, пересекавшимся в том месте, где сидел Дядюшка Джо.

«Ты должен слушать внимательно, малыш. Не исключено, что услышишь что-нибудь в высшей степени интересное», — кивнул мне Дядюшка Джо.

Я постарался прислушаться и в то же время более четко сфокусироваться на том, что происходит внутри этих порталов. И начал различать что-то знакомое: слова, которые складывались в какую-то странную поэму.

«Кто вы?» — спросил я, пытаясь послать голос ко всем восьми порталам одновременно.

«Мы — энергетические сущности, — вернулся ко мне ответ в виде величественного хора голосов. — Мы — электромагнитные хранители архивов Земли».

«Кто? Энергетические сущности? Хранители архивов Земли?»

И тогда из ряда порталов выплыло несколько энергетических сущностей. Я видел их с трудом, потому что они беспрерывно и стремительно вращались, словно каждая из них быстро вибрировала вдоль своей собственной оси. Некоторые из них казались сущностями женского пола, другие — мужского, хотя точно сказать было трудно.

«Да, мы энергетические сущности. Земной архив — это хроники всех поступков и намерений людей. Но позволь тебе кое-что рассказать».

«Что же?»

«Мы, те, кто называет себя энергетическими сущностями, — это те же существа, которых вы однажды стали называть богами. Эти боги никогда не были чем-то отличным от нас, мы же — не что иное, как намерение Земли быть   , зеркалами или отражениями вас».

«Но, — спросил я в полном изумлении, — что вы все  здесь, внизу, делаете?»

«Мы здесь возрождаемся. Как тебе известно, уже в течение некоторого времени на Земле среди вас, людей, воцарился период тьмы. Вы сами породили эти темные чары. Все больше и больше отдаляясь от тел света, вы становитесь все искуснее и изощреннее в изобретении игрушек и создании материальных благ для самих себя. При этом все большее количество людей находит нам все меньше и меньше применения. Преисполненные гордости от величия вашего ума, вы не заметили, какая тьма сгустилась вокруг. Вы решили, что тела света, ваши души, — это выдумки и пережитки прошлого. Поэтому мы спустились сюда, чтобы перегруппировать силы».

Пока звучал этот гулкий хор слов, казалось, что сущности вибрируют все быстрей и быстрей, превращаясь в сплошные энергетические вихри. Затем снова послышался хор голосов, но теперь звучала только партия сопрано: женские, но призрачные и словно доносившиеся издалека голоса. От этого пения у меня так сильно защемило сердце, как еще никогда в жизни не щемило от музыки. В нем было столько печали, и оно так невыносимо терзало душу, что, казалось, я могу умереть от его гибельной сладости. Неужели я и вправду слышу голоса божественных муз?

«Но уже близится время сделать выбор: или нас вновь призовут и признают наше существование, или нам придется подняться по полярной оси и отправиться в иные места. Мы слишком долго ждали. Мы ждали весь этот бактун. Мы сохранили архив ваших страшных войн и всех деяний, которые вы совершали по отношению друг к другу. Мы счастливы, что пробуждается атлантическая память, память атлантов о победе, гибели и надежде на будущее, и что вы устанавливаете здесь, внизу, сеть памяти. Это большая поддержка.

Но времени уже не остается, а мы не желаем людям ничего иного, кроме добра. Однако нас нужно позвать; к нам надо обратиться; нам нужно дать знак; к нам нужно взывать; ибо мы — боги, духи Земли, энергетические сущности, которые исполняют желания. Позовите нас молитвой в дыме курящихся благовоний, зажженных в нашу честь; пошлите нам запах шалфея и можжевельника; пригласите нас в свой круг — да поскорее. Ведь если вы нас не позовете, то нам придется отбыть с Земли, и тогда все будет разрушено страшным ураганом яростно бушующей планеты. Наш уход для Земли означает то же самое, что означала бы для вас, людей, утрата разума, памяти, способности осознавать, петь, экспериментировать, рисковать...»

Звучание хора стало высоким и пронзительным, ему вторило эхо, оглашая гулкими раскатами пространство. Признаюсь, это было жутко. Постепенно гул замер, и странные пляшущие огоньки запрыгали и задрожали между разными порталами. Я озирался в поисках моей привычной точки отсчета, Дядюшки Джо, но в центре этого удивительного, постоянно меняющегося пространства его уже не было. Куда он исчез?

«Я здесь, малыш!»

Мое внимание переключилось на верхний портал, тот, который находился на оси. Дядюшка Джо сидел на краю портала, свесив босые ног вниз — если применительно к центру Земли существует такая сторона света, как «низ».

«У тебя в запасе осталось еще несколько сновидений, малыш. Ты можешь воспользоваться ими, прокатившись со мной по электромагнитным волнам. Ну как?»

Какие могут быть сомнения? Пока это было самое лучшее вознаграждение из всех, которые я когда-либо получал. Это фантастическое приключение даст мне достаточно энергии и вдохновения, которые будут поддерживать меня еще долгое-долгое время.

«Непременно, Дядюшка Джо. Куда отправимся?» Теперь в фокус моего зрения попала голова и плечи Дядюшки Джо. Я видел смешные переливающиеся радужными цветами волоски, вившиеся в его ушах и ноздрях.

«Гм, есть еще кое-кто, с кем ты, возможно, хочешь познакомиться».

«Кто же. Дядюшка Джо?»

«Что скажешь насчет Лейф-Тет-Цуна?»

«Вот это да. Дядюшка Джо! Да неужели? Какая заманчивая перспектива! Но ведь здесь центр Земли, и я думал, что старина Лейф-Тет-Цун обитает наверху, в Альционе, Центральном Солнце».

«Это правда, малыш. Но не забывай про майянскую «переговорную» систему, Кушан Суум».

«Кушан Суум, Дядюшка Джо, ну конечно, Кушан Суум, ведь именно так я вообще сюда попал, верно?»

«Молодец, Хозе. Нить Кушан Суум, которая тянется из твоего солнечного сплетения, — это межпространственная линия жизни. Она переправит тебя куда угодно, если у тебя есть чистое намерение и знание того, что ты делаешь. В наши дни не так уж много людей, у которых есть и то и другое. Но как я уже говорил, ты чертовски удачлив. А теперь цепляйся  за мои волосы, и понеслись... Ур-р-ра!»; В мгновение ока мы стартовали и поплыли по огромным волнам света, разгоняясь с невероятной скоростью.

«Удачлив, Дядюшка Джо?— спросил я, пока мы мчались сквозь кристаллические облака и деформации времени. — Когда ты так говоришь. Дядюшка Джо, у меня возникает чувство, что ты или хочешь сделать мне приятное, или просто подтруниваешь надо мной».

«И то, и другое, Хозе. Знаешь, в качестве твоего официального ангела-хранителя я спасал тебе жизнь не единожды. В тот раз, когда я уберег тебя, вдрызг пьяного, от падения на рельсы метро, ты вроде бы заподозрил, что, возможно, я рядом. Но если бы я занимался только тем, что делал тебе приятное, это вскружило бы тебе голову. Вот и получается, что я вынужден разбавлять шутками разные ситуации в твоей жизни. Как тогда, когда ты несколько раз терял работу. Хи-хи-хи!»

Возникла неловкая пауза. Я довольствовался тем, что восхищенно смотрел на феерический мир, по которому мы проносились с ревом и завыванием. В туннеле мерцающих мембранных стен, словно гонимые ветром снежинки, летели гигантские огненные диски. Сейчас мы проплывали над несколькими флотилиями фосфоресцирующих медузообразных объектов, которые непрерывно испускали движущиеся по кругу световые лучи. В какой-то момент в поле зрения попали смутные очертания гигантского объекта в форме тороида с огромной круглой световой гаванью внутри. Замаячили причалы для дюжин, или даже сотен, этих медузообразных объектов.

Дядюшка Джо почувствовал мое любопытство. Стараясь перекричать бушующий рев электромагнитного прибоя Кушан Суум, он прокричал: «Это Срединная Станция АА, малыш. Твоего сновидческого кредита вряд ли хватит на то, чтобы добраться до Лейф-Тет-Цуна, но я переправлю тебя через станцию информационного слежения. Так мы не сорвем ни одно из проходящих там совещаний».

Приближаясь к легендарной Срединной Станции АА, я сумел различить два огромных «бублика» из света, пересекавшихся под прямым углом. Это было что-то вроде светового порта с «причалами». Вертикальный бублик мерцал мириадами огоньков, которые стремительно отплясывали какой-то невиданный танец. Мне стало ясно, что мы направляемся к нему.

«Теперь держись! Нам надо проскочить, малыш», — крикнул Дядюшка Джо, когда мы влетали в маленькое световое отверстие на вершине громадного светового бублика.

Зрелище, открывшееся во внутреннем пространстве, впечатляло: я увидел нечто вроде бесконечных выгнутых рядов телевизионных экранов. Все они показывали разные миры. И что это были за миры! Странные цветные пейзажи, микроскопические виды огненных клеток, кристаллические города, зеленые вихри пылевых смерчей, субакватические звездные колонии. Величественные и бесконечные миры. А потом они вдруг исчезли. Мы вылетели в другое световое отверстие и стремительно понеслись вдоль нити Кушан Суум в электромагнитном эфире.

«Извини, что не смогли там задержаться, Хозе. Но общее представление ты получил. В этой Галактике творится много всякого, много такого, о чем твои друзья-ученые могли бы узнать и должны были бы узнать, примирись они с реальностью иных измерений. Разумеется, это изменило бы их... тпру-у-у!» Дядюшка Джо прервался на полуслове, и я почувствовал, что он слегка притормаживает. Перед нами находился гигантский шар огненного света. «Альциона, Центральное Солнце!» — торжественно возвестил Дядюшка Джо.

Шар стремительно увеличивался в размерах. Наверное, жар был нестерпимым, но я ничего не чувствовал. Промчавшись сквозь несколько слоев огненной материи, мы, наконец, прибыли к месту назначения, которое оказалось подножием колоссального прозрачного купола. Я увидел огромную круглую лестничную площадку. Влетев в нее, мы наткнулись на нечто, напоминавшее винтовой эскалатор. Он поднимался вверх и в то же время уходил глубоко вниз. По бокам проплывали прозрачные шестиугольные «рекламные щиты» с плавающими, светящимися геометрическими фигурами, из которых плелись разнообразные узоры. Казалось, узоры высвечивают некий код.

Затем мы добрались до конца объекта, который я принял за винтовой эскалатор. Нас ждала еще одна круглая лестничная площадка. Дядюшка Джо Зувуйя помедлил. Я почувствовал, как он весь приосанился, словно готовясь к встрече с «начальством». Одернув куртку и пригладив ладонью пучок волос, торчавший, как хвостовое оперение стрелы. Дядюшка Джо пересек площадку. Внутри открылся великолепный вид. Как ни странно, он напомнил мне «пейзаж» центрального ядра Земли, но был куда более величественным. Гигантские стены огненных кристаллических образований отлого вздымались к центральному куполу. Но при этом они были оформлены так, что казались предметами обстановки — креслами и диванами для отдыха. В действительности они не были ни тем, ни другим, потому что не обладали твердостью. Скорее это были голограммы, но такие голограммы, которые можно слышать и нюхать с таким же успехом, как и видеть.

В центре всего этого великолепия находилась еще одна лестница, которая вела во внутренний уровень. Поднимаясь по ступенькам этой лестницы, я увидел гигантский полукруглый пульт управления, какие бывают в большой студии звукозаписи или телестудии. От этого пульта во все стороны расходились световые лучи, вспыхивавшие и сверкавшие радужным сиянием. Обычные красный и зеленый цвета не шли ни в какое сравнение с богатством и яркостью цветовых оттенков этих лучей; я бы сказал, это была какая-то «электрическая» бирюза и «электрический» же рубин. Периодически снопы этих огней вырывались наружу, взрываясь праздничными фейерверками во всех направлениях. Я никогда не видел ничего подобного. Но самым поразительным было то, что все это казалось... разумным… настолько продуманным... словно это была некая разновидность языка, хотя и совершенно немыслимого.

Вдруг я осознал присутствие светящейся фигуры, настолько прозрачной, что она была почти невидимой. Эта фигура медленно повернулась к нам. Дядюшка Джо слегка кивнул, а потом приветствовал ее тем же самым жестом, что и меня, когда я впервые его увидел: открытыми ладонями обеих рук.

Эта светящаяся эфирная фигура была прозрачной, медузообразной, на вид неорганической. По очертаниям она напоминала колокол, сужающийся по конусу к вершине в точку. На вершине, которая, по моим предположениям, должна была быть головой, проходили три горизонтальные полоски — единственная опознавательная черта этого эфирного тела.

«Приветствую вас! — послышался голос, который исходил прямо из того места, где я стоял. — Я очень стар. И я единственный из тех, кто остался. Лейф-Тет-Цун, которого вы перед собой видите, вскоре должен уйти». Голосу вторило эхо, но он звучал величаво и с большим достоинством. Хотя в нем также ощущались старческие, усталые и даже рассеянные нотки. «Некогда я был многими, но теперь я — одно. Сейчас многие должны прийти на смену одному. Моему «я» и моей проекции — помощнику — слишком тяжело управлять всеми этими лучами. Я,  Лейф-Тет-Цун,  Хранитель Центрального Солнца, Альционы, еще называемой Ламат, готов к переходу в высшие измерения света. Поэтому прошу вас, осуществите мой проект! Дайте шанс тем, кто погружен в Землю, прийти на смену этому старцу. Если все пойдет хорошо, я отправлю эмиссара с инспекцией и дальнейшими инструкциями. Ну а теперь мне пора вернуться... к моей работе».

Голос стих, оставив лишь легкое потрескивание. Светящаяся древняя фигура отвернулась и осела в центре громадного пульта управления. Затем, словно из-под ткани светящегося тела Лейф-Тет-Цуна, неожиданно выскользнула другая фигура, намного меньших размеров. Как и у Лейф-Тет-Цуна, у этой фигуры тоже была колоколообразная форма. Но ее вещество казалось более плотным, к тому же у нее была более крупная голова. Фактически, именно к этой тыквовидной голове было приспособлено маленькое кристаллическое устройство, испускавшее луч постоянно меняющихся цветов, который попадал в разные точки пульта управления. При этих прикосновениях луча к пульту звучала торжественная музыка, наполнявшая пространство духом какой-то грандиозности и величия, когда из нагромождения звуков рождались гулкие громовые раскаты.

Преисполненный благоговения от всего происходящего, я прошептал Дядюшке Джо: «Так этот малый и есть проекция Лейф-Тет-Цуна, его помощник и эмиссар?»

«Ага, — отозвался Дядюшка Джо. — Старина ЛТ находится в пятом измерении. А его помощник ЛТ - Младший — это проекция, оставленная им для четвертого измерения. Вот почему ЛТ ждет, когда атланты совершат переход и появятся здесь в четырехмерных телах света, чтобы выйти на новый эволюционный виток. Тогда сам ЛТ тоже сможет совершить переход».

Пока Дядюшка Джо говорил, я силился разглядеть помощника, ЛТ-Младшего. Затем, словно поймав волну моей мысли, помощник-эмиссар повернулся в нашу сторону. Маленькая, округлая, но слегка продолговатая голова торчала на прозрачном текучем колоколообразном и медузовидном теле. У него не было ни рук, ни ног. Казалось, что низ его тела был охвачен огнем, как будто горел подол мантии, только язычки пламени неподвижно застыли на месте.

Я снова перевел взгляд на голову. На вид она была столь незамысловатой и древней. По бокам торчали два довольно крупных уха с по-эльфийски острыми кончиками. Единственной приметой лицевой стороны головы была длинная роговидная щель. Внутри этой щели вспыхивали ряды чего-то вроде индикаторных лампочек. Верхушку головы венчал узор в форме бриллианта, в центре которого органическое кристаллическое устройство испускало лучи, попадавшие на пульт управления.

Приветственно кивнув, ЛТ-Младший вернулся к работе. Панели вспыхнули разноцветными лучами. Звучание достигло очередного крещендо. Затем все внезапно исчезло.

Мы помчались обратно по волнам электромагнитного прибоя. Я был оглушен и одурманен вращениями по спиралям нескончаемых мембран света. Последними словами, которые я услышал, были слова Дядюшки Джо: «Все, Хозе, теперь ты предоставлен сам себе. Ты использовал последний сновидческий кредит. Пора возвращаться обратно в эту спящую оболочку, которую ты называешь твоим телом».

Когда Дядюшка Джо ласково направил энергию моего сознания к тому месту, где находилось мое спящее тело, я, наряду с пониманием смысла «сновидческих кредитов», ощутил его глубокую любовь и заботу.

«Да, малыш, — голос Дядюшки Джо прокатился эхом по сновидению, в котором теперь находилось мое тело, — сновидческие кредиты. Это просто премии, которые ты получаешь за то, что наделяешь своего двойника правом быть твоим представителем!»

Непонятно почему, но это прозвучало ужасно смешно, и во сне, покатываясь со смеху, я увидел, как Дядюшку Джо стремительным зигзагом закручивает вихревая воронка. Его руки находились в том же приветственном жесте, который я заметил, когда впервые его увидел, а позади него все стало тихим и ясным, как гладь океана на рассвете, еще не покрывшаяся рябью под дуновениями первого  дневного ветерка...

 

Дзэн чистой волновой формы

 

Заземленный. Спустившийся на Землю. Что и говорить, приятное ощущение после того последнего, изменяющего сознание, перестраивающего реальность, космически-сотворческого путешествия! Дядюшка Джо объявлялся редко. Но я знал, где он. Он был наверху, на Арктуро-Антаресской Срединной Станции, принимал участие в очередных 12-ступенчатых конференциях для «аспирантов».

«Время очищения наступает для каждого, на всех уровнях и во всех измерениях, малыш, — как-то прошептал мне Дядюшка Джо. — Теперь у тебя достаточно информации к действию и размышлению по поводу Анонимных Землян, Ассоциации местного оздоровления и земного погружения. А мне пока дай возможность заняться моим очищением. Когда мы встретимся вновь, мы должны быть начищены до блеска!»

Зачем сетовать на отсутствие Дядюшки Джо? Ведь это лишь временное явление. Да и потом, как сказал Дядюшка Джо, я же счастливчик. Кроме того, я давным-давно знаю, что после головокружительных праздников воображения приходят суровые будни. Сейчас же я собирался обосноваться в своей волновой форме и еще раз охватить взглядом майянскую проблему во всей ее глубине.

«Припарковав» свое тело у центрального канала, я погрузился в медитацию, или в состояние вертикальной настройки, как называет это Дядюшка Джо. Пришло время позволить силе любви, которая струилась по вертикальным октавам, собрать все мои разболтанные части воедино и ускорить настройку на Дядюшку Джо. «Естественность, — слышал я слова Дядюшки Джо, — ты должен стать естественным, вернуться к корням, твоим корням». Поэтому крылья памяти унесли меня в прошлое...

Знаете, я привык считать, что начал это «майянское приключение» лет в четырнадцать, когда был еще подростком мексиканского происхождения, ищущим свои корни. Тогда на меня глубоко повлияли восхождения на пирамиды в районе Мехико. Вскоре после этого я узнал о календаре и тайне самих майя. Я понял, что в этом календаре, — модуле, состоявшем из 260 единиц и называвшемся цолькином, — есть что-то загадочное. Поэтому я окунулся в майянскую тайну, что называется, с головой. Я читал о ней, думал о ней и видел о ней сны. Я даже делал карандашные наброски и писал целые картины. Я изучал связанные с календарем пророчества и сохранившиеся отрывки древних текстов. Я то и дело мотался в Юкатан.

В последние несколько лет, пока я готовился к Гармонической Конвергенции, до меня начало доходить, что мое майянское приключение началось задолго до того, как я родился. Когда я вдруг понял, что разгадку майянской тайны нужно искать в Галактике, мне показалось, что мир перевернулся, и небо вспыхнуло алмазами. Все свое знание и интуитивные прозрения я вложил в книгу «Фактор Майя». Как подтверждает Дядюшка Джо Зувуйя, меня стремительно и неотвратимо окунули в бесконечность, и, скорее всего, с одной целью — чтобы подарить мне термин «Гармоническая Конвергенция».

Но если я ворвался в бесконечность, то и бесконечность ворвалась в меня. А поскольку генетически я не отличаюсь ни от кого другого из живущих на Земле людей, не означает ли это, что все остальные тоже обладали этим знанием еще до прихода в нынешнюю жизнь?

Погружение в бесконечность — это не что иное, как осознание того факта, что твоя память, или твоя глобальная база данных вместе с генетической программой, работала уже тогда, когда ты еще не родился, и у тебя не было имени в этой жизни. К примеру, созданию кристаллика с интегральной микросхемой предшествует мысль об этой микросхеме, верно? А также, разумеется, и представление о специфических функциях этой конкретной микросхемы, но разве это не сопоставимо с тем, что тело, в котором вы ныне живете, тоже существует до того, как изготовлена «микросхема»? Как говорит Дядюшка Джо, «все начинается с электрического, или космического замысла-кода: ты, я, компьютер, планета, солнце и галактика». Я понял, что майянским вкладом во все это стал цолькин, главный код и база данных на интегральных микросхемах, межпространственный указатель и коэффициент.

В физике есть периодическая система элементов — таблица всех химических элементов от водорода до неустойчивых тяжелых элементов, с указанием их атомных весов и изотопных чисел. Это техническая информация, весьма полезная, если мы хотим познавать, создавать и воссоздавать физический план, мир трех измерений.

Так вот цолькин напоминает периодическую систему элементов, с той лишь разницей, что это периодическая система 260 межпространственных галактических частот. И если периодическая система проносит нас по трехмерному миру, то цолькин дает нам возможность играть в межпространственный гандбол — но только пока мы скользим на гребне волны, не иначе!

Цолькин выполняет функции управляющей микросхемы. Это 260-единичная галактическая константа. Как галактическая константа, цолькин представляет собой космически «сконструированный» электрический код. Код цолькина допускает конструирование волновой формы любого вида и в любом измерении. А поскольку цолькин — устройство модульное, то он одновременно способен сравнивать, оценивать и измерять волновую форму — мою волновую форму, вашу волновую форму, любую волновую форму. Это своего рода строительный код. Если волновая форма не соответствует эталонным спецификациям, ее не подключают к единой системе. А если она не подключена, значит, она просто-напросто не способна перемещаться во времени. По словам Дядюшки Джо, она даже не соответствует моменту в настоящем — а это еще хуже, чем спуск колеса у машины, когда вы только собрались включить зажигание.

Ваша волновая форма — это совокупность ваших программ, ваша генетическая программа, а также электромагнитная вибрационная частота. Представляете: когда вы, к примеру, испытываете сексуальное возбуждение, то становитесь самой настоящей электромагнитной волной. Как бы там ни было, ваша волновая форма несет вашу собственную уникальную вибрационную частоту. Вот почему галактические разведчики говорят: «Познай свою вибрацию; по моей вибрации ты узнаешь меня, а тебя я узнаю по твоей вибрации».

В действительности, где-то в глубине души, каждый из нас знает свои собственные вибрации и знает, с чем они резонируют. Кроме того, все мы прекрасно знаем, что необходимо поддерживать эти вибрации в здоровом состоянии.

По своей природе вибрация (или колебание) — это волна определенной частоты. Ваша частотная волна имеет собственную форму, потому что любую частоту, которая колеблется на протяжении некоторого времени, можно нанести на карту, или график. Картографирование любой частоты — это отображение ее формы. Фактически, все геометрические формы — это распределения различных частот. Кругу присущ один характер частот, квадрату — другой, а шестиугольнику — третий.

Когда вы входите в контакт с другим человеком, ваши волновые формы либо подходят друг другу, либо нет. Или, возможно, они нейтрализуют друг друга. Иными, словами, это не просто химия. Химия — это энергетика, возникающая в момент, когда волновые формы регистрируют присутствие друг друга.

А означает все это вот что: даже притом, что каждая индивидуальная волновая форма слегка отличается от всех других волновых форм, у всех есть общий знаменатель, к которому их можно привести, некая модель волновой формы, закодированная в цолькине, галактической константе.

Цолькин как галактическая константа зашифровывает в себе световые частоты, кристаллические частоты и генетические частоты. Световые частоты — это электромагнитные энергетические структуры. Кристаллические частоты характеризуют элементы и виды материи. Генетические частоты относятся к структурам органической жизни. Естественно, все они тесно переплетены друг с другом. Возьмем, к примеру, людей. Какими бы красивыми они себе ни казались, в сущности, вся их красота — не что иное, как продукт конкретной комбинации шестидесяти четырех кодонов ДНК. Эти кодоны представляют собой аминокислотные «кодовые слова» генетического языка. Эти крошечные структуры объединяются для формирования двойных спиралей молекулы ДНК. Кодоны в их конкретных комбинациях содержат информацию, которая в дальнейшем переводится на язык того, что мы считаем нашей физической красотой. «Когда вы, люди, перестанете считать красоту своей заслугой, — как-то раз сказал мне Дядюшка Джо, — тогда ваша красота истинно засияет!»

Разумеется, код ДНК обладает своей собственной вибрационной структурой. Наши гены вибрируют. Поэтому конкретные генетические комбинации, а бывают они самые разные, определяют конкретные волновые формы. Однако, несмотря на видимые различия и несовершенства, все мы «сделаны» из одного и того же «теста». В каждом из нас содержится точно такой же код, какой описывает и структуру всех прочих волновых форм.

Майянцы говорят: «Ин Лакеш», что означает: «Я — это другой ты». Все мы — один и тот же человек. В самом себе я вижу вас и, зная себя, я знаю вас, как и вы видите и знаете меня. Похоже, что это важная причина, чтобы стать, наконец, терпимыми и сострадательными друг к другу, вы не находите?

. Если каждый человек — уникальная волновая форма, то все человечество — это единая волновая форма. Можно представить человечество в виде волны, которая движется и распространяется во времени. И, разумеется. Земля — это волновая форма, как Солнце и солнечная система — это волновые формы, а сама Галактика — это одна грандиозная кристаллическая волновая форма, которая охватывает и вмещает все меньшие волновые формы. Волны внутри волн. Волны вздымают волны. Все движется в галактическом океане!

Да, в галактическом океане! Разве вы когда-нибудь переставали об этом думать? Космические лучи и частицы, испускающие сверкающие призматические капли электромагнитных брызг, звездные системы, планеты, минеральные образования, поражающие цветом и формой, и жизненные формы — бескрайние волны, искажающие и искривляющие свой путь сквозь геометрию времени, наполняющие каждое вероятное пространство искусными геометрическими построениями, мысленными образами, длинами волн — стремящиеся снова найти источник и отправиться к нему в обратный путь, скользя по Зувуйе...

Так вот, если все эти волновые формы регулируются межпространственной галактической константой, цолькином, это означает, что ваша собственная волновая форма представляет, в конечном счете, эхо галактической волновой формы. Но разве эхо — не то же самое, что память?

Вж-и-и-к! Этот высокочастотный звук, который только что услышало ваше ухо, — было ль то эхо? Волна памяти звезд? Кто вы в реальности? Или даже лучше так: что вы? Где вы начинаетесь и где заканчиваетесь? Если ваше тело, включая его волновую форму, — это галактическая память, то все равно остается вопрос: кто вы? А если ваша уникальная волновая форма — это отдаленное эхо галактической волновой формы, кто знает, какие воспоминания вы в действительности храните в этом волновом пакете высокой плотности и частоты, который называете своим «я»?

Итак, есть галактический луч — какова его роль? Как он помогает привести в порядок вашу волновую форму?

Луч ускорения-синхронизации, для измерения которого Землю посещали майя, регулируется галактической константой, цолькином. Это означает, что различные частотные циклы и структуры луча можно измерить или смодулировать с помощью различных коэффициентов межпространственного цолъкина, состоящего из двухсот шестидесяти единиц. Это также означает, что все волновые формы, попавшие под влияние луча, даже волновые формы вашей собаки или кошки, тоже регулируются цолькином. Луч придает структуру вашей волновой форме при помощи структур цолъкина. Звук, который переносится на огромные расстояния, можно принять лишь с помощью приемника, настроившись на прием этого Звука. Волновые формы — это приемники, которые улавливают «звук» луча. Луч регулирует частоты так, что каждая волновая форма из бесчисленного множества всех волновых форм реагирует на сигнал уникально и в то же время всеобъемлюще. Именно это позволяет вашей кошке и вам переживать мистические моменты абсолютной веры и остановки времени.

Это также означает, что ДНК, из которой мы созданы, по какому-то божественному замыслу соответствовала частотам луча. Космическое полотно продолжает сплетаться, и будет плестись всеми нами. По мнению Дядюшки Джо, к тому времени, когда наши вертикальные каналы подключатся к «лучу сновидения 2012», мы будем знать о космосе столько, что «Стар Трек»[1] покажется нам детским лепетом.

Так вот, концепция голограммы тесно связана с представлением о волновой форме. Голограмма — это структура волновой формы, которая в каждое мгновение времени воспроизводится трехмерно. Приведу пример: наверняка вы точно помните, где находились в тот момент, когда узнали о взрыве «Челленджера». Тогда на экранах телевизоров вновь и вновь воспроизводилась голограмма этого момента.

Если бы мы могли в действительности выйти за пределы наших относительно плотных тел и посмотреть на себя как на потоки во времени, то увидели бы, что каждый из нас — это непрерывная волновая форма. Эта волновая форма может быть разбита на множество отдельных кадров, как в диафильме. В любое мгновение каждый кадр покажет эту волновую форму, в основе которой лежит единичная голограмма, — меня, или того, кого я считаю мной, или, к примеру, вас, или того, кем, как вам представляется, вы являетесь.

«Эй, Хозе, — ворвался Дядюшка Джо в вихревом потоке. — Чем быстрее ты удираешь из этой голограммы, тем скорее она тебя настигает! Поразмысли об этом. Хи-хи-хи!»

Вот паршивец, не даст ни минуты покоя!

А суть дела в том, что мы всегда делаем одно и то же — воспроизводим нашу собственную голограмму. Как ни крути, никуда нам от этого не деться. Нравится нам это или не нравится, но это все, на что мы способны. Поэтому с таким же успехом мы могли бы просто расслабиться и стать теми, кто мы есть! Да и вообще, с кем и с чем мы соревнуемся? Мы не в состоянии бежать быстрее собственных голограмм. Вот почему мы должны угомониться и вернуться туда, где мы всегда были. Так мы сумеем извлечь больше пользы из нашего контура Зувуйи.

Вот-вот, теперь вернемся к Зувуйе. Если мы зададимся вопросом, что же наделяет наши волновые формы непрерывностью и связывает во времени наши разнообразные голограммы, создавая нескончаемые волновые формы, то окажется, что этим занимается контур Зувуйи. Вспомните, контур Зувуйи — это канал экстренного доступа к нашей памяти, горячая линия памяти. Но речь идет не о памяти в узком смысле, когда мы, к примеру, вспоминаем, что делали, когда впервые услышали любимую песню. В контуре Зувуйи память представлена общими воспоминаниями каждой из всех наших уникальных волновых форм, о прошлом и о будущем — так же как общегалактическая волновая форма каждого из нас сформирована из воспоминаний одного кристаллика с интегральной микросхемой.

Естественно, для настройки на Зувуйю или ее использования необходимо обладать чистой волновой формой. Ага! Значит, вот в чем загвоздка. Чистая волновая форма: не должно быть никаких прежних ограничений или пристрастий, страхов из прошлых жизней, самопоглощенности и эгоцентризма, конкуренции, контроля, разобщенности — всех этих фокусов. Они должны быть уничтожены чистой волновой формой! Вы поняли, что весь этот разговор о волновых формах — не просто интеллектуальные измышления, дающие новую пищу для ума. И он не подрывает устоев, всего того, что нам уже известно о человеческой анатомии. Просто мы узнаем, что представляем собой нечто большее, чем сами думаем. Или, говоря точнее, мы узнаем, что представляем собой нечто большее, чем то трехмерное тело, которым, по нашему мнению, мы ограничены.

Когда мы говорим, что являемся чем-то большим, чем привыкли думать, то подразумеваем, что являемся не только электромагнитной волновой формой, но и воспоминанием или отражением межпространственной галактической волновой формы. Иными словами, мы — это мы, но в то же время мы — это распространяющееся поле космической памяти. Разве это не чудо!

Значит, обладание чистой волновой формой — это и есть знание, как извлечь максимум пользы из сложившейся ситуации. Если мы действительно намерены принять участие в работе общества Анонимных Землян, то это знание нам просто необходимо. Правильно, сейчас мы переходим к Анонимным Землянам, или АЗ. Одновременно мы приступаем к рассмотрению дзэнской стороны проблемы. Вот-вот — дзэн. От дзэн — к Зувуйе — важная часть учебной подготовки отряда галактических разведчиков.

Дзэнская часть учит нас тому, как очищать и поддерживать в здоровом состоянии наши волновые формы. Но прежде чем этим заняться, мы должны увидеть, что обладаем чем-то таким, что нуждается в очищении. А чтобы это увидеть, мы должны быть честными с самими собой: готовыми совершить эту бесстрашную моральную инвентаризацию. Мы должны увидеть себя чистыми.

Это практически важно и жизненно необходимо, это дзэн. Да, дзэн. Ничего экзотического. Это просто искусство пребывания в моменте сейчас и всяческие трюки для овладения этим искусством. В дзэнском понимании, если мы знаем, как всегда жить в моменте сейчас, то мы остаемся и чистыми, и здоровыми!

«Эй, малыш!» — это снова был он, старый плут.

«Я считал, что это моя медитация. Дядюшка Джо!» «Твоя медитация? Ну и ну. А я-то думал, что это просто медитация, большая волна, Зувуйя, на которую ты настроился, и что же я слышу: ты называешь это твоей медитацией?»

Раздосадованный, я ответил: «Спасибо за науку, Дядюшка Джо. Ты застал меня как раз в тот момент, когда мне показалось, что я вот-вот приближусь к истине. Так что же ты хотел мне сказать?»

«Да всякую ерунду по поводу этого самого сейчас. Это здорово — единственный способ находиться в твоей голограмме и корректировать направление луча, если ты понимаешь, о чем я говорю. Ладно, малыш, я просто хотел сказать, что самое лучшее в пребывании в моменте сейчас — это то, что ты всегда остаешься незрелым и неопытным, «новичком», знаешь ли, цветущим и невинным, как дитя. Нет лучшего способа подключиться к сети Зувуйи, не внося в нее помехи и искажения! Впрочем, ладно, возвращайся обратно и рассказывай им все, что хотел рассказать, а там посмотрим, удастся ли мне держать язык за зубами!» О'кей, Дядюшка Джо. Вернемся к медитации. Духовность — что бы это ни было — это не праздное сидение в медитативной позе. Как не устает повторять Дядюшка Джо, а мне известно, что он позаимствовал это высказывание у Джона Леннона: «Пришло время очищения». Так что давайте возьмем наши электромагнитные пылесосы и почистим загрязненные, плохо работающие жизненные структуры и волновые формы. Планета рассчитывает на нас, поймите это! Планета кричит: «Эй, люди! Очиститесь или мне придется очиститься от вас!»

А вот с очищением у всех и каждого из нас, безусловно, возникают проблемы. Это, конечно, тонко и возвышенно — рассуждать о волновых формах и о том, как они соответствуют или не соответствуют друг другу, — но объясняет ли понятие волновых форм тот факт, что у каждого из нас есть проблемы, а у планеты есть мегапроблема: мы сами? И как мы можем приступить к очищению себя с максимальной эффективностью, на которую способны, и в то же время заниматься очищением планеты?

Расскажу о себе. Например, я обдумываю совершенный мною поступок, который меня огорчает. А потом вдруг вижу, что уже поступал так и раньше, причем многократно. Вроде бы глупость, дурость, но больше всего меня поражает, сколько же раз я вел себя точно также. Почему? Почему это повторяется? Почему это становится привычной моделью поведения? Порой довольно легко выделить одну из таких поведенческих моделей, потому что она становится привычкой, болезненным пристрастием вроде пьянства, курения марихуаны или нюханья кокаина. Когда вы совершаете такого рода действия ежедневно, постоянно, все время, каждому становится понятно: у вас есть проблемы.

Но есть множество проблем куда менее очевидных: например, вы всегда моете посуду (или делаете что-то другое, это не важно), потому что кроме вас никто это не сделает, — а потом про себя обижаетесь, что это повторяется постоянно, и вошло в систему. Или, к примеру, другая проблема: всякий раз, когда вам делают комплимент, вы тут же бросаетесь отрицать свои достоинства, а потом втайне переживаете, были ли сказанные вам слова искренними и правдивыми.

Пожалуй, хватит примеров. Так вот, с точки зрения волновых форм, все происходящее здесь означает, что мы облеплены статикой. Дело в том, что к вашей волновой форме, моей волновой форме, волновой форме кого бы то ни было «липнет» отвратительная статика. А поскольку волновая форма имеет электромагнитную природу, эта «налипшая» статика замыкает канал доступа к контуру памяти Зувуйи, лишая нас поистине необходимой подпитки в тех ситуациях, когда мы разочаровываемся и перестаем верить в свои силы. Разочарование! Короткое замыкание означает именно это: возникает крошечная петля на ленте со встроенным редуктором памяти, из-за которого лента снова проматывается назад и проигрывается вновь... и вновь... и вновь. Редуцируя воспоминания, мы ограничиваем свое бытие.

Первый шаг на пути очищения волновой формы заключается в том, чтобы узнать свою личную волновую форму. А узнать личную волновую форму — это распознать статику, которая на нее «налипла». Эта статика — та самая негативная вибрация, которая всегда притягивает негативную ситуацию такой же частоты, а потом оставляет за собой след. Существование этих маленьких электромагнитных отпечатков, или волокон, которые тянутся следом за нами, в сущности, и есть та самая причина, по которой мы обязаны очиститься. Эти следы отвратительны! Если они не настигают нас при нашей жизни, то можете не сомневаться, что они будут поджидать нас, когда мы умрем. До тех пор пока мы отказываемся признавать, что именно так оно все и происходит, ситуация будет повторяться вновь и вновь. Мы можем пытаться логически обосновать эти «статически притянутые» ситуации каким угодно образом. Некоторые говорят так: «Ох, это мой кармический хвост, он тянется за мной из прошлых жизней, тут ничего не поделаешь». Вот как обычно это объясняют. Чушь!

А теперь, если мы посмотрим на это негативное, вызванное статикой короткое замыкание повнимательнее, то заметим несколько важных моментов. Во-первых, это короткое замыкание происходит с пугающей периодичностью. А во-вторых, это прикрытие. Мы не смотрим в лицо чему-то важному. Мы возвели все мыслимые защитные сооружения вокруг этой статической преграды. Что же за ней скрывается? Что мы прячем?

А скрывается за ней один из наших недостатков. Например, в действительности нам нельзя пить, ну и что? Не признаваясь в нашей неприспособленности к алкоголю, мы не только пьем, но и изобретаем массу предлогов и оправданий для объяснения, почему мы пьем. А потом на самом деле начинаем верить во всю ту ерунду, в которой постоянно себя убеждаем. Вот тогда мы действительно попадаем в ловушку.

Итак, мы видим, что защита и отказ признаться самому себе — это союзники той самой безобразной статики, которая «налипла» на наши волновые формы. Мы должны вспомнить, что, не признавая наших недостатков, мы разрушаем нашу целостность. Разрушая целостность, мы не даем нашим волновым формам настроиться на самих себя и на планетарные, солнечные и галактические структуры памяти. Кроме того, мы закрываемся для наших двойников из других измерений и лишаем себя возможности стать скользящими по волнам Зувуйи. Взгляните на все преимущества, которые мы теряем. Для чего? Зачем нам эти гири?

Вспомните, именно нашими недостатками определяется уникальность наших волновых форм. Когда я признаю свои недостатки, я нахожусь в своей волновой форме. Наши волновые формы функционируют четко и слаженно. Когда наши волновые формы чистые и однородные, они вновь и вновь привлекают то, что нам поистине необходимо. Не больше и не меньше. Это и означает быть целостным. А когда мы сохраняем целостность, наши волновые формы сияют, как сияют наши тела и ауры. Когда наши волновые формы сияют, они притягивают космические наслаждения. Не хотим же мы упускать такие возможности, а?

Чтобы мы могли сохранять эту целостность, каждый из нас должен отождествиться со своей волновой формой. Это значит, что мы должны всецело принять себя и полюбить себя такими, как мы есть. Ибо, всецело признавая и любя себя, мы не скрываем и не отрицаем собственные недостатки. А раз мы не прячем от себя и не закрываем глаза на наши недостатки, то полностью берем на себя ответственность за то, кто мы и какие мы. А принимая на себя полную ответственность за то, кто мы и какие мы есть, мы не растрачиваем свою силу. А не растрачивая силу, мы не создаем негативное «налипание» статики.

Эта негативная «налипшая» статика напоминает магнит, притягивающий негативные ситуации. Единственная причина, по которой эта статика «налипает» там, где она «налипает», связана с тем, что именно там находится место утечки нашей энергии — те безобразные электромагнитные следы, или «астральные украшения», как называет их дядюшка Джо, которые мы оставляем за собой, растрачивая наши силы. Эта блокировка окружена ощетинившимися защитными и запретительными механизмами. Эта блокировка — эмоциональная ловушка, в которой постоянно воспроизводится ситуация нашей нелюбви к самим себе. Сомнительное удовольствие!

Другая сторона такой блокировки — это проекция нашей собственной слабости. Этой проекцией нашей слабости, магнитом, притягивающим негативные ситуации, могут быть наши родители. Или наркотики. Это могут быть убеждения, идеология, религия или международное положение. Что бы это ни было, проекция нашей слабости не находится в нашей волновой форме и не исходит от нашей волновой формы. Но у нее точно такие же очертания, как у зоны статики в наших волновых формах. Это что-то вроде «белого пятна» или слабого места, которое заставляет нас защищаться всякий раз, когда кто-то напоминает, что оно есть.

Эти белые пятна утечки энергии превращают каждого из нас в фундаменталиста. Фундаменталисты предпочитают отождествляться и действовать в соответствии с силой, делегированной внешней властью, а не прислушиваться к своей истинной природе. Испытывая сильное давление со стороны, фундаменталист будет обращаться к внешней силе, стараясь сделать все, что можно, лишь бы только заглушить свой истинный голос. На случай, если вы не поняли, поясняю, что это вопросы контроля. А контроль — это акт полицейский, отнимающий у вас силу.

Вернуть свою силу, придерживаться своей собственной истины, принять полную ответственность за самих себя и свои собственные действия, отождествиться с нашими собственными волновыми формами — вот действия, которые необходимо предпринять, если мы собираемся участвовать в деятельности общества Анонимных Землян. А пока мы не стали членами общества АЗ, нам выпадает удача заняться Кампанией оздоровления Земли.

Дзэн чистой волновой формы начинается с того, что мы признаемся себе: да, у нас есть проблемы. Когда мы честно смотрим и видим, какие это проблемы, то задумываемся: «Как нам с ними справиться? Как избавиться от негативных электромагнитных блокировок, «налипшей» статики, которая делает найти волновые формы такими неприглядными?»

«Гармоническими детергентами, Хозе, — опять ввернул словцо Дядюшка Джо. — Я же тебе говорил, что тебе нужны гармонические детергенты, чтобы избавиться от этой безобразной статической налипи и этого желтого воскообразного налета. И ты запоешь, как в рекламе: "Совсем никакой статики!"».

«Дядюшка Джо!» — воскликнул я, но поздно. Я и глазом не успел моргнуть, как Дядюшка Джо появился и исчез. Он скользил на быстрой волне. Ну да ладно, вернемся к дзэн.

В дзэн чистой волновой формы есть несколько техник, чем-то напоминающих наведение лоска на электромагнитные волновые формы. Во-первых, «сидячая медитация» в наших волновых формах, наших суммарных «я» — привычках, тревогах, физической внешности, талантах, энергетических уровнях, недостатках - всем на свете. Во-вторых, любовь к себе и полное принятие себя такими, какие мы есть. В-третьих, самоукрепление и самоусиление как ряд мероприятий, направленных на возвращение обратно нашей силы — всей энергии, растраченной нами понапрасну, когда мы не верили в собственные силы и ненавидели самих себя.

Первая «полировочная» техника — сидение в наших волновых формах — самая простая и самая сложная одновременно. Вы просто сидите. Вам некуда идти, нечего делать. Сидите, выпрямив спину и открыв глаза. Можете сидеть на подстилке на полу или на стуле, а можете выйти из дома и сесть прямо на землю. Самое главное — чтобы вы просто сидели и полностью присутствовали в моменте сейчас, отпустив все заботы, в молчании — полностью отдавшись этому моменту. Если вам необходимо на чем-то сосредоточить внимание, то сфокусируйте его на выдохе, на том, как он растворяется в пространстве. Тут нет ничего особенного. Вы выполняете эту технику, чтобы познакомиться с вашими блокировками, вашими «пробоями».

Когда я приступил к выполнению этой техники, то начинал с пятнадцати минут — получаса в день. Но независимо от длительности ее выполнения вы заметите, что настойчиво всплывают определенные темы. И вы заметите ваше эго. Я, к примеру, заметил, и Дядюшка Джо тоже!

Ваше эго — это хваткий мужичок, который ничего не выпускает из рук. Работа эго — поддерживать статические блокировки. Эго — это контролер. Эго — это министр обороны. И тайный резидент, управляющий всеми механизмами запретов и отказов. Так что сидение в наших волновых формах подразумевает одновременно и знакомство с нашим эго. Но это хитро и изворотливо. У него множество личин, которые иначе называются самовозвеличиванием, самолюбованием, эгоцентризмом, поэтому полезно познакомиться со всеми и каждой из них в отдельности. Что касается меня, то я до сих пор знакомлюсь со своими личинами. Но нам действительно необходимо узнать все эти подлые трусливые уловки, которые использует эго, стремясь не допустить нашу столь ненавистную ему целостность.

Сидя в волновой форме, мы постепенно начинаем приходить к пониманию того, что именно не дает нашим волновым формам оставаться чистыми. А когда мы начинаем понимать механизм происходящего, это означает, что мы можем вмешаться и внести изменения в его работу.

Однако, если бы это был лишь вопрос наблюдения, сеанса сидения в волновых формах, то мы, наверное, не ушли бы слишком далеко. С таким же успехом можно сидеть и просто скучать. Вот почему настолько важно выполнять вторую технику «полировки» — ту, которая называется «любовью к себе» и «принятием себя таким, какой есть».

Пока вы сидите, наблюдая за всей этой грязью, которая в вас скопилась, не сомневаюсь, что многих из вас просто стошнит. Иногда вы сидите, обдумывая вновь и вновь: «Какой же я и вправду низкий, грязный и никчемный сукин сын». Так вот имейте в виду, что эти мысли — самые желанные для вашего эго, это как раз то, что вы должны думать по замыслу вашего эго. Если ему удается заставить вас думать именно так, это значит, что ваше эго действительно «замыкает» вас самым подлым и гнусным способом, препятствуя вашему развитию.

И вот здесь на сцену выходит мощнейшее противоядие статическому «налипанию». Это наша любовь к самим себе и полное принятие себя такими, какие мы есть. Если мы не любим и не воспринимаем себя именно такими, какие мы есть в действительности, то никто нас не полюбит и не признает. Эта часть техники связана с тем, что мы должны простить самим себе все наши недостатки. Простите себя за то, что у вас слишком толстые пальцы. За то, что вы алкоголик. За то, что так и не смогли похудеть после рождения третьего ребенка. Ну и что!

Мы должны помнить следующее: недостатки — это что-то вроде трещинок или примесей в кристалле. Это те трещинки и примеси, которые придают кристаллу самобытность. Если мы оставим наши кристаллы на некоторое время на солнце, эти трещинки «заиграют», посверкивая лучами и переливаясь всеми цветами радуги. То же самое происходит и с нами, когда мы сидим в волновой форме, любим себя и безоговорочно принимаем себя такими, как есть. Наше самосознание и любовь подобны солнцу, а цвета — это излучения интуиции и памяти, которые приходят вслед за знанием, любовью и безоговорочным признанием самих себя.

Затем наступает черед выполнения третьей техники, самого радикального шага на фоне всех остальных: мы возвращаем себе свою силу. Это момент истины. Мы занимаемся «полировкой» постоянно. Но возвращение силы происходит в разгаре действия. Мы знаем, где «налипли» наши блокировки. Мы находимся в центре сферы, а поверх сферы — статическая блокировка. Мы, вместе с нашим осознанием, пребываем в сфере нашей истинной природы.

Наша истинная природа — это сумма наших недостатков и уникальных перспектив, которыми они нас наделяют. Наши перспективы определяют наш персональный выбор. Мы сами выбираем — скрывать и прятать истинную природу или сиять в ней неповторимым светом. Сфера истинной природы — это граница каждой из наших уникальных волновых форм. Отполируйте эту зону. Взлетите. Верните обратно вашу собственную силу! В ситуации, где вы всю свою жизнь говорили «нет», сейчас скажите «да»! Сделайте полировку на совесть — за вами не должно остаться никаких отвратительных волокон и следов. Сейчас мы скользим на волне, и ветер, бьющий нам в лицо, — это память о нашей целостности, которая возвращается к нам во всей своей девственной чистоте.

Выполнять эти техники, в которых, по сути говоря, выражена будничная, но жизненно необходимая практика дзэн чистой волновой формы, — это наша обязанность. Это индивидуальный способ восстановления нашей целостности. Это самый прямой путь открыть наши контуры Зувуйи, вступить в диалог с нашими двойниками из других измерений и начать обращаться к галактическим и атлантическим воспоминаниям. Прежде всего, обладать чистыми волновыми формами — это обладать контурами счастливой галактической памяти. Не хотим же мы упустить такой шанс!

Так вот, хотя мы несем ответственность за постоянную «полировку» наших волновых форм, мы не можем справиться со всей этой задачей в одиночку. Нам нужны друзья. Сестры и братья, которые станут нашими единомышленниками и будут делать то же, что и мы. Вот здесь на сцене и появляются Анонимные Земляне, АЗ.

В обществе Анонимных Землян мы признаемся перед другими людьми в нашей беспомощности преодолеть привычки, порождающие налипание статики. Мы делимся друг с другом нашими интуитивными прозрениями и откровениями. Мы учимся у других. И подтверждаем наши намерения сохранять целостность, отождествляясь с собственной волновой формой, пребывая в кольце своей истинности и возвращая себе нашу силу.

Это проблема смирения гордыни, которая появляется с возникновением человека, и постоянного отождествления человека с созданными им полицейскими институтами. Напротив, мы уверенно заявляем, что мы Земляне. Это очень важно. «Если вы, ребята, покончите с вашим высокомерием, чванливостью и спесью и поймете, наконец, что вы, в первую очередь. Земляне, — говорит Дядюшка Джо, — то наверняка сумеете парить и летать, как птицы, кружащие в каналах истинной природы!»

Когда мы отождествляемся с нашими волновыми формами и понимаем, что наши волновые формы — это земные волновые формы, мы настраиваемся на частоты Земли и становимся созвучны высшей эволюционной цели Земли.

Участие в работе группы Анонимных Землян (вы можете назвать ее как угодно) — это первый шаг очистительной кампании, Кампании оздоровления Земли. Посмотрите этому факту в лицо. Если Земля проходит через очищение, стремясь к освобождению от ядовитых отходов, и если мы хотим ей помочь, то сможем это сделать лишь после того, как сделаем все, что в наших силах, чтобы очиститься самим и не оставлять за собой ядовитые, лишающие силы отходы — все эти безобразные «налипшие» статические волокна.

Когда мы собираемся с другими «очищенными Землянами», мы приступаем к процессу создания Ассоциации местного оздоровления энергетической решетки, кристаллической Земли. На этом этапе мы начинаем формировать треугольники, исследовать наши ресурсы, подключаться к другим филиалам Ассоциации местного оздоровления и понимать, какого рода шаги мы в состоянии предпринять на данном этапе.

Создавая общество Анонимных Землян и Ассоциацию местного оздоровления, мы получаем дополнительное преимущество. Мы становимся синхронизаторами времени, или СВ. Каждый истинный майя, достойный называться майя, является СВ, или синхронизатором времени. Всякая чистая волновая форма, то есть майя — или скользящий по волнам Зувуйи, — это Синхронизатор Времени. Что скажете?

Когда мы полностью отождествляемся с нашими волновыми формами, то синхронизированы сами с собой, то есть живем в едином ритме со своими внутренними часами. У нас не бывает коротких замыканий, поэтому мы всегда синхронизированы с реальностью. Если при этом мы подключены еще к одной или двум другим чистым волновым формам, мы вертикально подключаемся к Глобальному Контуру, Зувуйе, которая уносит нас к Великому Центру, Хунаб-Ку. Тогда мы и наши друзья выходим на путь становления синхронизаторами времени великого центра. Вот это да! Нашей планете это понравится. Теперь вам понятно, отчего дзэн — это одновременно и майянский акроним:

Даль Зувуйи Энергизирует Настоящее!

«Молодец, Хозе, — еще раз прервал мои мысли голос Дядюшки Джо. — Синхронизаторы времени всегда на гребне волны, на вершине настоящего. Ты не мчишься на волне в прошлое. Просто совершаешь синхронизирующий круиз. Это приятно! Это классно! Это... стильно!» Разразившись хохотом, он снова исчез, подняв фонтанчик морских брызг и оставив ощущение смутного интуитивного понимания, охватившее мою волновую форму.

Дядюшка, Джо прав насчет этой штуки, которую мы называем синхронистичностью. Это гребень большой волны, космическая сеть, межпространственная радиостанция. Это всплеск галактического луча, который приглашает нас подключиться к вертикальной настройке и заскользить по волнам к перекрестку эволюции, став Воинами Зувуйи.



[1] «Стар Трек» — американский фантастический теле- и киносериал. — Прим. ред.

Последние публикации

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери Я еще работаю с этой статьей поэтому перепост пока в таком виде)https://foxsway.home.blog/2019/06/26/пчела-пчелы-улей-мед-символизм/ Многие значения Символа Пчелы зависели от исторических условий. от экономической ситуации...
подробности

Преодоление обиды помогает повзрослеть

Преодоление обиды помогает повзрослеть Выражение «Я его не могу переваривать» в этом случае отражает обиду и относится к пищеварительному тракту. Некоторые исследователи высказывают мнение о том,...
подробности

Защита границ в близких отношениях

Защита границ в близких отношениях Выстраивать границы в отношениях можно только двумя способами: положительным и отрицательным подкреплением. Положительно нужно подкреплять любые уступки партнера вам, любые вложения в...
подробности

Форма входа

Подписка "Литература"

Яндекс.Метрика