April Journal

17 Октябрь 2021, Воскресенье
Russian English French German Italian

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.

(Низами)

Аргуэльес Х. - Зонд с Арктура: Легенды и репортажи с места непрекращающегося исследования (8-я публикация)

mars-450-267 jpg_300x200_crop_q70

25. СТАРЕЙШИНЫ ПОТОКА:

ВЕЛАТРОПА В ФОКУСЕ НАБЛЮДЕНИЯ

 

Когда мы, батальоны Арктурианского Зонда, узнали, что передовой отряд К-9 вошел в матрицу, мы восприняли это как знак прохождения важного поворота на нашем пути. Побывать в мистическом царстве матрицы, единственном источнике себя самой и Лиги Пяти, всех пяти щитов Галактической Федерации - опыт, который превыше любых слов и разъяснений. И хотя там побывали лишь те из нас, кто принял воплощение в мире собак - ликование было всеобщим.

Поселенцы на Веге и Регуле передавали все сообщения с места событий к нам на мониторы. Все искали подтверждения догадке, что нашему собачьему отряду и сопровождавшиим их холонам выпала великая честь - стать неотъемлемой частью матрицы. Наконец, всё стало ясно. Действительно, арктуронавты, как их назвала Мама Ка-Мо, удостоились стать связными старейшин потока.

Вскоре нам удалось узнать, кто такие старейшины потока: те, кто достигли всего, что только можно достичь на пути служения вселенской любви, укротив свое желание славы или награды. За пределами мира драконов их ожидало воссоединение с матрицей и с другими старейшинами потока. Это - место отдохновения Звездных Мастеров и Подмастерьев, где зарождаются песни и звездные клятвы, летящие по бороздам зувуйя.

“Что же такое “поток”, которым вы правите?” - спросили мы старейшин потока.

“Это - поток сущностного единства всего”- раздался ответ. “Мы называем себя старейшинами потока, потому что осознаем свое изначальное родство со всем, что существует. Мы - младшие из обитающих здесь. Вы считаете матрицу райскими кущами, но поверьте: наша сфера ответственности - всё и везде. Особенно бдительны мы к тому, что касается Люцифера. Пока этот вопрос не закрыт, стоит ли говорить о покое?”

“Пожалуйста, расскажите подробней о взаимосвязи между матрицей и миссией нашего Зонда?” Мы затаили дыхание, ожидая услышать об этой тайне тайн.

“Арктурианцы - гетероклиты и гомоклиты! Знайте, что ваше будущее безоблачно и изобильно. Ваша осведомленность велика, но не беспредельна, и мы не всегда можем передать вам свое видение и знание. Вы стяжали столь мощные силы, что не совладать с ними будет просто преступно. Но и держать их под спудом нельзя - они быстро иссякнут.

У вас есть три якоря, три маяка.  Это - Мемнозис, бдительный страж шатров бессмертия на Альтаире; Мерлин, который сейчас пополняет ряды мудрецов в тенистых горах Проциона, и мы, старейшины потока, с нашим верным связным - Канусом Г. Мы находимся здесь ради вас. Те из вас, кто принял решение остаться на Веге и Регуле, должны быть в фокусе нашего общего внимания.

Вас зовут укротителями планет. Все, что было и будет - части единого плана. Сердцевина матрицы - великий галактический атом времени, источник и этого плана, и всех поворотов судьбы. В этом пересечении межмерных лучей мы черпаем энергию для новых свершений.

Одновременно вонутрь и вовне его происходит вращение четырех великих сезонов, и из него эманируют четыре галактических квадранта. Центр атома времени - сияющая кристальная сфера, видимая и невидимая одновременно. Вращение ее недоступно познанию. Ее содержание - замысел, величайший проект, из нитей которого соткан ваш Зонд. Задолго до зарождения системы Арктура Зонд уже существовал; просто без нас он мог пробудиться. И все же, его создатели - не мы, и даже не Галактическая Федерация.

Когда-то этот проект был передан нам, старейшинам потока, чтобы мы знали, что вам предстоит сделать и куда идти. Если вы надеетесь вновь увидеть Арктур, вы должны довести до конца все грани предназначения проекта.”

“В чем же наше предназначение?” Мы спрашивали, забыв всякую сдержанность.

“Знайте, что в матрицу входят четыре клана кинов. И вам предстоит найти свое место в кланах Огня, Крови, Истины или Неба. Только тогда, под водительством пятой, галактической силы, вы сможете  приступить к обузданию Велатропы. Время подготовки прошло. Настала пора отправляться к далекой звезде, Кинич Ахау, Велатропе 24. Тех из вас, арктурианцев, кто истинно понял, что значит - быть представителем вашей звезды-пастуха, ожидает триумф Зонда Арктура. Ваш родной дом тогда вновь возродится. Мы можем только добавить, что встреча с создателями планет, орбитальных глобусов Кинич Ахау, будет означать конец вашему странствию”.

По окончании беседы, нам было даровано видение матрицы, как бы исходящее из наших сердец. Каждый из нас увидел туманы, окутывающие источник всего. Их мягкий свет и небывалые формы переливались друг в друга и таяли, чтобы возродиться в еще более изысканном совершенстве. Были ли это сами старейшины потока - наши прежние собратья- кины?

Ответом на наш безмолвный вопрос стало видение кристаллического пересечения планов света и звука, бесконечно сияющего и хрупкого. Четыре луча эманировали из его центра. Каждый луч, оставаясь недвижным, свернул свой дальний край, образуя как будто кольцо. Вся эта свастика начала постепенно вращаться, все ускоряясь, пока не слилась в одну лучезарную сферу. В ней мы увидели все, что открыто познанию - неизмеримо больше того, чем мы сумели понять. Никогда мы не встречались ни с чем подобным. Скажем лишь, что она вмещала проект, и этот проект были мы сами.  

Наши жизни слились в единое великолепное бытие, чтобы в любви претворять неизменный, и все же вечно развертывающийся план единой галактической споры. Мы увидели, что корни существования этой споры уходят к далекой звезде Кинич Ахау, а ее сияющая корона наполнена светом Хунаб Ку. Плавание среди лучезарных симметрий ее ствола раскрыло нам судьбы всех наших собратьев. Мы увидели, как они прокладывают свой курс по магнитным линиям - все ближе и ближе к орбитальным крыльям Велатропы 24, едва заметной в кипении галактического бытия.

Отныне мы знали план. Теперь оставалось выйти на встречу с создателями планет.

              

26. УСТАНОВКА ПРОМЕЖУТОЧНОЙ СТАНЦИИ АА 

Вы, конечно, помните, что нам была предложена честь войти в иерархию проектировщиков и творцов звезд и планет. Звездные Мастера и Подмастерья наблюдают за циклами звездного бытия - вплоть до того величественного момента, когда их питомцы входят в состояние сверхновой. Интенсивнейшее коллективное переживание восторга - источник сверхновой. При этом трехмерная и четырехмерная материя звезды преобразуется в г-силу, возрождая континуумы высших измерений.

Четырехмерные Планетные Мастера служат Подмастерьями Звездных, обучаясь на практике тонкостям проектирования планет для всего многообразия орбитальных полей. Звезда может удерживать от шести до сорока восьми планетных тел. Замысел каждой планеты, включая особенности всех ее орбитальных шаров, определяется ее размером, номером ее орбиты, типом звезды и иными параметрами. К примеру, планета должна соответствовать всему множеству эволюций каждого из своих измерений и циклов. Этот спектр далеко превосходит все то, что вам кажется “жизнью”. Однако, главная функция каждой планеты - поддерживать собственную орбитальную частоту.

Поскольку спектр эволюционных возможностей для планет неизмеримо широк, то и круг должностных обязанностей укротителей планет намеренно не слишком строго очерчен. Главное - обеспечить стабильность собственного орбитального поля звезды и гармонию всех ее орбитальных позиций.

Освоение планет - весьма хлопотливая должность. Планеты -  это“дети” своих родителей-звезд, сенсорных “щупальцев” Галактической Матери. Таким образом, функция планет - быть сенсорными спорами для своих звезд. Когда планеты достигли выравнивания, а их индивидуальные сенсорные споры вошли в возраст зрелости, то сенсорный уровень этой звезды повышается, к великой радости Матери. 

Итак, основное поле деятельности по освоению планет - экспериментальные зоны всех четырех галактических квадрантов. Эта общая информация - всё, что нам было известно. Но мы помнили из беседы со старейшинами потока, что нам необходима полная ясность во всем, что касается звезды Велатропы 24, Кинич Ахау.   

Мы созвали межмерный конгресс на передаточной станции ЦЗР, направленной на Сияющий Якорь. Мы надеялись, что этот центр активности Федерации поможет нам отыскать тех таинственных планетарных создателей, о которых шла речь. На наше счастье, группа планетарных проектировшиков из системы Антареса как раз находилась на отдыхе на этой станции.

Эта группа специализировалась в создании проектов планет для всех квадрантов галактики. Поскольку число неосвоенных звезд всё уменьшалось, им хотелось расширить сферу своих интересов. Так что наше предложение поступило как раз вовремя. Учитывая их опыт в проектировании планет, мы обратились к ним с просьбой помочь в нашей нелегкой задаче. В конце концов, ведь именно им принадлежал первоначальный проект Велатропы 24. Только они не могли вспомнить, было ли десять или двенадцать звезд в ее системе.

Именно эта неуверенность помогла им принять решение. Они хотели удостовериться в числе планет своими глазами. И все же, они начали издалека: “Освоение планет - отрасль науки галактической колонизации. В нее входит познание таких дисциплин, как космобиология и наука мудрости матрицы. Есть ли у вас эти необходимые знания?”

“Куст” аналогиков отвечал от лица всех собравшихся арктурианцев: “Мы, дети Ур-Арктании, не только насыщены знанием, но и мудры. Вы можете считать нас новичками, но мы уже получили все необходимые знания об экспериментальной зоне и ее биологической сфере. Да, Люцифер не терял времени зря. Но и мы, благодаря нашему Зонду, далеко превзошли пределы наших ограничений. Поэтому мы вправе сказать, что нам открыта наука мудрости матрицы”.

“А что конкретно вам известно о науке проектирования планет?” - продолжали они свой допрос. Аналогики отшутились: “Ровным счетом, ничего. Но мы надеемся поучиться у вас, о мудрейшие!” Этот дипломатичный ответ стал краеугольным камнем нашего великого союза. В дальнейшем он привел к созданию Промежуточной Станции Арктур-Антарес (АА).

Как выяснилось, мы прекрасно дополняли друг друга. Ход эволюции Антареса также подвел к развитию сенсорных спор, подобных нашим, только не с семью, а с пятью сенсорными узлами. Их уровень концентрации был гораздо выше именно по этой причине. Они все еще несколько свысока взирали на нас. “Ранние модели более устойчивы и эффективны”- с гордостью говорили они о себе.

Мы впоследствии обнаружили, что они не обладают сенсорными фильтрами, подобными нашим. Но это совсем не мешало нам наслаждаться обществом друг друга, осваивая все новые сферы взаимодействия.

Наши эротические игры позволили нашим новым друзьям развить восприимчивость, необходимую для прямой передачи нам своих знаний. Хотя они проходили стажировку как Подмастерья у Звездных Мастеров галактики Ориона, никто из них не имел опыта матрицы - по крайней мере, такого, как у наших старейшин потока. И все же, огромные знания и опыт наших новых друзей делали наш союз полным и совершенным.

Проектирование планет было для них сродни композиторскому искусству. Для этого необходим многомерный сенсориум, подобный тому, который они показали нам в сердце передаточной станции ЦЗР. Там мы получили свой первый опыт виртуального создания планет.

Каждая из планетарных орбит подобна натянутой струне. Ее звучание определяеется движением планеты. Эта нота зависит от уровня орбитального резонанса в каждый текущий момент. Эта “нотная запись” планеты определяет те формы жизни, которые могут развиться на ней - к примеру, основанные на циклах кремния или углерода. Звучания всех планет данной системы входят в общую партитуру. Необходимо следить, чтобы “песни” разных планет не были диссонансны друг с другом и не нарушали общий гармонический резонанс.

Эта настройка - в высшей степени тонкий процесс,  осуществляемый благодаря групповой медитации. Любая заминка или потеря уверенности ведет к тяжелым эволюционным “аберрациям”.

“Люцифер был когда-то планетным проектировщиком, или, по крайней мере, знаком с этим искусством” - сказала нам Ана-Тара, старейший “куст” из числа наших новых коллег. Непростительное любопытство к тому, что будет, если осознание чуть отклонится от прямого пути - вот что стало  основой этой космической проказы. Но вот, наконец, мы вместе с вами, арктурианские гетероклиты и ваши верные спутники, гомоклиты! Вам кажется, что укрощением одной звездной системы вы одолеете заговор Люцифера. Что ж, посмотрим. Знаю только, что это будет долгий и крайне опасный проект.”

Многогласный сенсорный “куст”, Ана-Тара, продолжала: “Что касается Велатропы 24 - действительно, это был наш проект, но он не был должным образом осуществлен. Мы сейчас не можем сказать, в чем была его основная проблема - быть может, в числе планет. Было ли их двенадцать или только десять? Я убеждена, что это был типовой проект из двенадцати планет, как у вас на Арктуре. Однако, наши более поздние наблюдения показывают, что там всего десять планет!

“Ваше прибытие на эту станцию ЦЗР весьма своевременно. С вашей помощью, арктурианцы, мы надеемся сделать здесь все возможное для успеха вашего Зонда. В честь нашего союза, отныне этот сателлит будет именоваться Промежуточной Станцией Арктур-Антарес. Она не только находится на полпути между нашими звездными системами и Сияющим Якорем, но и на полпути к устранению заговора Люцифера.”

Когда Ана-Тара завершила  свою часть работы на сателлите, мы знали, на что должен быть направлен наш фокус. Это знание дало нам уверенность, что когда-нибудь мы опять увидим свой дом.   

ГЛАВА II.

ВОСПОМИНАНИЕ О КОРАБЛЕ ВРЕМЕНИ

 

1. ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Мы прибыли на промежуточный этап нашей истории. Оказалось, что это - не только наша история, но и ваша. Ваша история, по существу, совершенно проста. Ее главный вопрос - как преодолеть свой страх смерти? Еще точнее - что такое эта смерть и как действительно перестать бояться ее?

Но почему вы до сих пор не знаете это? Что такое - ваше тело и кто обитает в нем? Что происходит после того, как тело не может больше служить вам? Если бы вы знали о том, что происходит тогда и прежде того, как вы обретаете тело, может быть, вы вели бы себя по-другому? Ничто в мире не может избавить вас от смерти, так к чему изо всех сил стремиться избегнуть ее?  Даже пытаясь уверить всех и самих себя, что вы верите в жизнь после смерти - как вы предпочитаете называть это состояние - вы все же не сделаете и шага без страховки в кармане! Но, ничего не зная о смерти и об истоках своего страха смерти, можете ли вы сказать, что по-настоящему знаете жизнь?

Ах, как все это мрачно - думаете вы. Слишком они глубоко копают, эти арктурианцы! И их Галактическая Федерация совсем неуютна для нас! Может быть. Но что вы будете делать, когда умрете?

Здесь нам на помощь придут волшебные сказки, забавы и песни. Так что давайте будем вместе распутывать этот клубок космических волшебных историй, и посмотрим, что из этого выйдет.

 

2. СООБЩЕНИЕ АРК-ТАРЫ: ВСЕ,

ЧТО КАСАЕТСЯ СМЕРТИ, СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

 

  Я - Арк-Тара, множественное существо. Я знаю наивысший путь к звездам. Я навожу мосты между мирами, и в смерти нет ничего, неизвестного мне. Я - центральная жизнь “куста” Ана-Тары. Вот моя история.

Обитатели Антареса не считают меня своей, потому что в давние времена я стала причиной серьезного недоразумения. Мое звездное семейство погрузилось в великое оцепенение и страх. Правда, потом эти события вылились в еще более великое приключение, которое привело их к глубинному контакту с Зондом и арктурианцами.

Начало моей звездной истории было положено на звездных полях Ориона, где, среди Звездных Мастеров с Ригеля и Бетельгейзе, мы постигали искусство проектирования и обустройства планет. Однажды в небесном сенсориуме, где Звездные Мастера раскрывали нам тонкости нанесения резонансных борозд, я вдруг услышала зов. Свет наполнил меня, всю до краев - свет изнутри. Он жег и пылал, и я поняла, что должна срочно покинуть занятия. Это всё, что я помню об этом.

Важно отметить, что я была отобрана на этот курс миссией Ориона благодаря своим способностям к кристальному пению. Точное выпевание тонов многоуровневого резонанса считалось особым даром, особенно в таком тонком искусстве, как проектирование планет и катание на волнах зувуйя. Для меня этот мой талант не был чем-то особенным, что хотелось бы развивать. Гораздо больше меня привлекали контакты с другими сферами галактического бытия. Тогда, покидая сенсориум, я была убеждена, что именно к ним влекли меня свет и зов.

Когда я вбежала в просторный, сияющий зал центрального передатчика ЦЗР Ориона, этот свет во мне стал еще более интенсивным. Он манил меня и чаровал, пока полностью не затопил всё мое существо. Двигалась ли я сама, или свет нес меня в своем водовороте - я не знала. Меня объяло чувство, что я катапультируюсь во все стороны одновременно, и я потеряла всякий контроль над происходящим.

Вскоре спиральные струи света угасли. Все пять моих сенсорных узлов внезапно почувствовали глубинное облегчение. Возможно ли, чтобы кто-то или что-то получило возможность манипулировать мной?  Не было ли это следствием моего необузданного стремления к контактам “иного рода”?

Что бы это ни было, очень скоро я почувствовала, как какой-то великий, сияющий интеллект зондирует все уголки моего существа. Каждое нервное окончание моих сенсорных узлов было пройдено как бы насквозь, исследовано и насыщено небывалым восторгом, а затем возвращено обратно на место. Кто и что это было?

“Я - Люцифер”- услышала я в ответ.

Глубинная дрожь пронизала мое тело насквозь. Этот космический холод настолько противоречил недавнему теплу и восторгу, наполнявшему каждую клеточку моей споры! Мои органы чувств безуспешно исследовали пространство, но воспринимали лишь мягкие пульсации света.

“Кто, по-твоему, Люцифер, как не Носитель Света?” - мой вопрос, казалось, содержал в себе ответ.

“Знаешь ли ты, что довелось тебе испытать?” - продолжал Люцифер.

“Глубинное наслаждение и несказанный восторг; некое знание” - ответила я смущенно.

Может быть. Но они - не более чем твои ощущения. То, что ты испытала - это смерть”. Светозарно-невидимый Люцифер сделал особенное ударение на слове смерть.

“Но если это была действительно смерть, то почему же я все еще здесь?”- спросила я, все еще объятая тайным предвкушением особенных удовольствий.

После длительного молчания Люцифер продолжал: “Знаешь ли ты, где находишься? Похоже ли это на обитель смерти?”

Конечно, я не могла и предполагать, где нахожусь. Вокруг меня был один ослепительный свет.

“Моя дорогая, моя избранница! Ты всегда тосковала по мне, потому что всегда есть потребность познать. Люцифер, светоносец - хранитель обители смерти! Но, если смерть - полнейшее наслаждение всех чувств, как тебе только что довелось испытать, разве этот опыт - не то, к чему нужно стремиться?”

Необходимо отметить, что для нас, жителей Антареса, давно освоивших науку рекомбинации атомов, смерть была практически вынесена за скобки нашего бытия. По крайней мере, она вовсе не означала конца. В нашем мире ничто не кончалось - всё возрождалось и трансмутировалось, попросту становясь чем-то еще. Так к чему все эти разговоры о смерти? Если она была столь приятной, как то, что мне довелось испытать, так тем более - это еще не конец! Конечно, в ней было что-то еще! И даже гораздо больше. Да, я хотела еще что-нибудь узнать о реалиях смерти. Что же касается самого Люцифера... было ли в этом что-то еще, кроме неправильно понятой космической силы?  И было ли это знакомство таким уж плохим для меня?” Следуя этой логической цепочке, я обнаружила, что попала к нему в подмастерья.

Для моих прежних коллег я умерла. Среди них меня больше не было. Но я знала, что когда-нибудь я вернусь. Нелегко мне было уйти от Люцифера, и все же в конце концов это мне удалось! Но прежде, чем это сделать, я набралась немалого опыта и великих познаний. Да, мне было чем поделиться по возвращении! Позвольте мне рассказать вам, что я узнала.

Мне трудно сказать, был ли Люцифер плохим или хорошим. Он просто был тем, что он есть. Когда я присоединилась к нему, мы отправились в Северный Звездный Квадрант, высочайший во всей сфере пятого измерения. Это - местопребывание смерти, точнее, хранилище всех запасов ее. Именно здесь Люцифер, свет которого излучается за пределы пятого измерения, дал мне посвящение, сделав меня Царицей Смерти. Отныне мне были подвластны великие хранилища смерти.

Став Царицей, я совершила осмотр своих владений. Вот что я при этом узнала. Каждое галактическое существо располагает равным пространством в хранилище смерти. Смерть - не более чем доступная правда о том, что каждый имеет в своем распоряжении в течение жизни. Предпочитая не знать эту истину и отрицая само существование смерти, он лишает себя доступа к этим запасам, и обрекает себя на жизнь в круговерти иллюзий. Если же он решает впустить эту истину в свою жизнь, то смерть раскрывает ему себя как неисчерпаемое хранилище истины.

По этой причине, Северный Звездный Квадрант Лиги Пяти - самое великолепное и манящее место, какое можно вообразить. Индивидуальные единицы галактического бытия бесчисленны, и для каждого отведено хранилище его собственных бесконечных возможностей. Поэтому, когда Люцифер позволил мне получить опыт смерти, это было ни с чем не сравнимым восторгом, ведь каждый сенсорный узел - окно в бесконечность.

Долгое время я оставалась потерянной в этой реальности - просто отравленной ею и мыслью, что Люцифер, зная о великолепии этой сферы, так долго держал это знание в секрете. Но мне было ясно, что он не знает покоя. Этот мир уже был тесен и скучен ему - также как и я, Арк-Тара, Владычица Смерти. И хотя он не хотел меня отпускать, все же сила моего бытия - мое собственное хранилище смерти - помогла мне преодолеть его волю. Отпуская меня из своих пределов, Люцифер потребовал обещания хранить в тайне все, что я узнала. Но я не  могла ему этого обещать.

“Да будет так!”- провозгласил Люцифер на прощание. “Отныне тебя будут звать мировой мостостроитель, поскольку ты обладаешь искусством перекидывать мостики между мирами жизни и смерти. Но я не оставлю тебя! Остерегайся, ведь мое царство распространяется с каждым новым витком галактической силы, излучаемой из вневременности Хунаб Ку. Пока будет свет, пребудет и царствие Люцифера!”

Размышляя над этими его словами, я, Арк-Тара, вступила на путь возвращения. Я возникла среди своих собратьев, пройдя третье и четвертое измерения. За это время они закончили обучение на Орионе и начали применять на практике свое искусство в экспериментальном секторе Велатропа. 

Я узнала, что мое внезапное исчезновение тогда привело их в смятение и страх. Проекция этих чувств вызвала аберрации на далекой звезде Велатропа 24, доме Звездного Мастера Кинич Ахау. Именно по этой причине я, Арк-Тара, была так рада встрече с арктурианцами, прибывшими на сателлитную станцию ЦЗР.  Эта станция, столь близкая и далекая от нашего центрального солнца Альциона,   теперь называется Промежуточной Станцией АА 

Теперь, с прибытием арктурианских гетероклитов, искусных в освоении планет, быть может, мы сумеем исправить ту давнюю ошибку - плод моего безумного желания познать собственную смерть. 

 

 

 

3. ГОЛОС ЗВЕЗДНОГО МАСТЕРА КИНИЧ АХАУ

 

Я, говорящий с вами сейчас - голос Кинич Ахау. Долгие эоны вынашивания я пребывал в медитации среди других Галактических Мастеров. Едва ли тогда я четко осознавал, что мне предстоит. Вдали от Хунаб Ку - от Сияющего Якоря, где Звездные Мастера вели свою всеобъемлющую медитацию, я ожидал, когда кончится долгая галактическая ночь. Но еще дольше продлился космический рассвет  Мастеров, когда они, пробудившись,  стали творить звезды с такой же легкостью и изяществом, как облака появляются и исчезают в синеве вашего неба.

Теперь я могу говорить. Родившийся из медитации Звездных Мастеров, Я знал, что Я Есмь Звездный Мастер Кинич Ахау. Вы привыкли звать меня Гелиос, но это - не больше чем имя моей внешней формы, огненного одеяния, которое вы называете “солнцем”. Немногие знают меня таким, как я есть - Звездным Мастером Кинич Ахау. В медитации был я зачат и медитацией порожден, чтобы длительные эоны пребывать в глубинах своих медитаций.

В этих глубинах раскрылся мне смысл моего имени, Кинич Ахау: “гармоничный хранитель отдаленного света”.  Это так, потому что для великого ЦЗР Хунаб Ку я - не более чем отдаленная точка света, одна из бесчисленных малых звезд, ритмически качающихся на вечных волнах наслаждения Матери. И когда, наконец, я постиг, что означает мое имя, долгое время я пребывал в медитации, осознавая его значение для меня. Так началось мое познание себя - кто я такой, и зачем?

И тогда из глубин моего существа, из моей собственной мысли, я породил эманацию и назвал ее Ах-К”аль Балаам - “хранитель знания цельности”, ибо мне нужен был собеседник. Мы начали медитировать вместе, чтобы познать мысли и побуждения друг друга. Он, Ах-К”аль Балаам, стал моим эфирным двойником, уполномоченным действовать от моего имени, потому что я сам должен был оставаться на месте - там, где Звездные Мастера вызвали меня к бытию.

Силой моей мысли, Ах-К”аль Балаам отправился в путешествие по ближайшим звездным системам. Много эонов прошло в ожидании, пока он вернулся. Он принес много странных и неожиданных новостей.

Звездные Мастера покинули Сияющий Якорь и его центральную звезду, Альциону. Теперь на ней пребывал Звездный Мастер по имени Лейф-Тет-Цун, подобно мне, порожденный из их медитации. Их места заняли новые Звездные Мастера: Арк-Ту-Мо, Арк-Тара, Си-Кинич-Рекс и другие, которых слишком долго было бы перчислять. Важно то, что все мы теперь находились в сфере всеобъемлющей медитации Лейф-Тет-Цуна. Прежние Звездные Мастера отбыли в матрицу, хранимую Лигой Пяти.

Также Ах-К”аль Балаам поведал мне об экспериментальной зоне и о существовании Люцифера. Так я узнал о том, что нахожусь в этой зоне, где Люцифер содержится “под карантином”. Эти сведения  завершили мою первичную медитацию. Теперь я должен был окончательно пробудиться и подготовиться к высшему творческому свершению - созданию моей собственной планетарной системы.

Теперь была очередь Ах-К”аль Балаама начать медитацию. Его медитация создала галактические кристальные линии связи, благодаря которым я смог начать свою песню. Пока Ах-К’аль Балаам вел медитацию, я продолжал петь. Мое пение порождало великую кристаллическую звуковую волну, наполняющую все множество резонансных борозд зувуйя. Через многие эоны после первого дыхания моей песни, отдаленное эхо вневременного Хунаб Ку вернуло мне ее, чтобы я совершил новый вдох.

Теперь я знал, что моя песнь услышана и подхвачена. Тогда я вновь запел, чтобы пробудить Планетных Мастеров и призвать их петь вместе со мной. Я пел и пел, с многозвучием и полной силой; но где же те голоса, которых я звал петь вместе со мной?  Насытив свою песнь энергией мысли до самых пределов, я, наконец, услышал, как ее начинают подхватывать Планетарные Мастера. Так целый эон я запевал, а они откликались, вытягивая из моих светоносных одежд нить за нитью. Из этих нитей они ткали плоть орбитальных шаров - моих звездных детей, этих недолговечных сфер, которые вы зовете планетами.

Кто же они - создатели планет? “Бригада поектировщиков с Антареса” - сообщил мне Ах-К”аль Балаам, выходя из своей медитации, где он слушал и переплетал планетарные линии силы. “Но что именно ты хочешь узнать?”

“Я чувствую диссонанс. Одной струны не хватает. То, что я выпеваю, не возвращается в целостности”. И действительно, по проекту я должен был получить двенадцать планетарных орбит, но когда вибрация силовых линий вошла в обычный режим, оказалось, что их не более десяти, если не считать нескольких странных комет. Могли ли эти кометы возникнуть вместо планет? Как вообще могло получиться, что я отклонился от первоначального замысла?  Произошло ли это по моим внутренним причинам, или просто проект планетарных творцов был далек от совершенства? А что, если Люцифер присвоил недостающие планетарные орбиты?

Я еще раз прервал медитацию моего эфирного дубля, и попросил его отыскать ту проектную бригаду с Антареса и узнать, почему их проект не был выполнен согласно звездным стандартам.

Когда Ах-К”аль Балаам вернулся из своего странствия, вот что он рассказал мне. Одна молодая, но весьма перспективная создательница резонансных линий внезапно исчезла - по общему подозрению, похищенная Люцифером. Ее исчезновение вызвало серьезные нарушения в расположении линий. Проектная бригада Антареса выражала глубокое сожаление, что все это произошло. Это был первый случай в их практике, когда обнаружилась недостача целых планет.

Я  все понял и вспомнил. Я осознал наконец во всей полноте: да, это - Велатропа, экспериментальная зона. “Передай на Антарес, что мы не гневаемся на них. Пусть они будут спокойны и помнят, что им предстоит прислать, в надлежащее время, отряд укротителей планет”.

  Еще раз послав Ах-К”аль Балаама к Антаресу с новой миссией, я вошел в очередную глубокую медитацию, цель которой  - ”призыв и воспоминание утраченной струны”. Долгое, долгое время я пребывал в ней. 

 

Продолжение следует

 

Начало (1-я публикация )тут2-я пуюликация -тут, 3- я публикация тут; 4-я тут, 5-я тут,

6-я тут/ 7-я тут

 

Последние публикации

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери Я еще работаю с этой статьей поэтому перепост пока в таком виде)https://foxsway.home.blog/2019/06/26/пчела-пчелы-улей-мед-символизм/ Многие значения Символа Пчелы зависели от исторических условий. от экономической ситуации...
подробности

Преодоление обиды помогает повзрослеть

Преодоление обиды помогает повзрослеть Выражение «Я его не могу переваривать» в этом случае отражает обиду и относится к пищеварительному тракту. Некоторые исследователи высказывают мнение о том,...
подробности

Защита границ в близких отношениях

Защита границ в близких отношениях Выстраивать границы в отношениях можно только двумя способами: положительным и отрицательным подкреплением. Положительно нужно подкреплять любые уступки партнера вам, любые вложения в...
подробности

Форма входа

Подписка "Литература"

Яндекс.Метрика