April Journal

17 Октябрь 2021, Воскресенье
Russian English French German Italian

Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.

(Низами)

Аргуэльес Х. - Зонд с Арктура: Легенды и репортажи с места непрекращающегося исследования (5-я публикация)

mars-450-267 jpg_300x200_crop_q70

12. НАВЕДЕНИЕ КАРТИН СЕНСОРНОГО ПОЗНАНИЯ 

Чтобы лучше понять наш метод работы в том, что касается Зонда, рассмотрим некоторые аспекты нашей первой миссии, получившей название “Иллюзиона сенсорного познания”.

Освободившись от своих растительных тел, глубоко укорененных в лавандовых холмах Внешней сферы Арктура, авангард мета-арктурианских аналогиков начал прокладывать курс к Альдебарану, с целью пробуждения сенсорной памяти обитателей одной из планет этой системы. Альдебаран был избран, поскольку, по сведениям Федерации, линия развития их интеллекта несколько отклонилась от Люциферианской, доминирующей в большей части сектора Велатропа. Поскольку это была наша первая миссия, нас привлекала возможность легкой победы.

След, проложенный мета-арктурианскими аналогиками, открывал ток зувуйя, замыкающий ЦЗР Арктура и Альдебарана.  Так было обеспечено бесперебойное прохождение информации, в форме кристаллических узлов памяти, между двумя звездными системами.

Наблюдения показали, что система Альдебарана поразительно похожа на нашу, арктурианскую; она даже ближе к параметрам Сияющего Якоря, чем наши планеты. Формула “число планетных пар плюс сама звезда” в случае Альдебарана показывала потенциал восьмисенсорной споры. Главной нашей задачей было точно определить, на какой из восьми планет произвести первую пробу Зонда. Это было совсем нелегко - осуществить тончайшее проникновение в ментальное поле планеты, в полной гармонии с ее собственной психической текстурой.

Четвертое планетарное тело Альдебарана, Атлантезия,  оказалась достаточно удобной точкой для нашего входа. Эта планета-сад стала убежищем для покинувших те планеты Альдебарана, которые, в результате некоторых нарушений, стали необитаемыми.

Даже на нашем родном Арктуре вряд ли нашлась бы столь же прекрасная планета, как Атлантезия. Ее совершенное электромагнитное поле порождало гряды сияющих облаков в форме гигантских драконов, рассеивающихся у самой поверхности ее пурпурных вод и садов. Даже одно созерцание форм жизни на этой планете с одной из ее двух лун вызывало в нас волны космической памяти и восхищения.

 

Моя Атлантезия чисто отмыта,

Но где же твое оружие скрыто?

                      

Вот что, вкратце, нам удалось узнать об этой великолепной жемчужине Альдебарана. Ее население, по своему интеллекту весьма похожее на нас, оказалось под властью преступного синдиката, наводняющего ментальное поле планеты мыслеформами всех видов агрессии.

Та же самая мафия, под видом “помощи” населению, выпускала другой поток мыслеформ -  жажды стяжательства “предметов роскоши”, позволяющих чувствовать себя богатыми и всесильными. Особый порядковый номер позволял каждому участвовать в лотерее “машинных кредитов”. Играя на этих инстинктах, преступный синдикат взял под контроль практически все население планеты. Время от времени, в качестве “дымовой завесы”, разжигались войны между различными кланами Альтезианской мафии.

Мы видели, что преступники злоупотребляют планетарным ЦЗР, ничего не зная о нем. Однако, даже среди Альтезианских кланов многие понимали ситуацию, сложившуюся на их планете. Среди них была одна группировка, называвшая себя истребителями драконов.  Только они оказались способными сопротивляться разрушительным мыслеформам, переполнявшим атмосферу планеты.

Истребители драконов скрывались в отрогах гор южного приполярного региона Альтезии. Под своим суровым обличьем эти люди таили глубинную нежность и благородство, которые мы не замедлили распознать.

“Неужели гетероклиты - общая тенденция всей Вселенной?”- ответ на этот вопрос наполнял нас радостью и восхищением перед упорством и целеустремленностью этого маленького народа. Мы решили осуществить стратегическую программу помощи этой планете, включая стратегическое  воплощение.

Итак, спустя одно поколение истребители драконов вступили в своеобразную “эпоху возрождения”.

Среди людей, не имевших прежде понятия о философии, родился мыслитель, получивший имя Мемнозис. Едва успев возмужать, Мемнозис выразил идею, что Атлантезия обладает живым ядром, органом циркуляции ЦЗР, и что эту энергию правящая мафия использует в своих целях. Сделав природные проводники ЦЗР носителями разрушительных мыслеформ, тайные правители Атлантезии поработили практически все население планеты.

Благодаря идеям Мемнозиса, электрические тела его последователей начали стремительно развиваться. Вскоре небольшая группа истребителей драконов, овладев тайнами ЦЗР, свергла поработителей и установила для планетарных передатчиков ЦЗР адекватный режим сенсорной информации. После еще нескольких свершений, Мемнозис трагически погиб. Но, как обычно бывает в таких случаях, его образ мученика оказался даже более действенным для общественного сознания. Вскоре после этого события миссия истребителей драконов завершилась полным успехом. Ее вершиной стало создание планетарного проектора картин сенсорного познания. До сих пор подавляемые на Атлантезии формы и ароматы сверхчувственного восприятия, созвучные с образами ее сияющих облаков, вдохнули новую жизнь в сердца людей этой прекрасной планеты. Спустя всего одно поколение произошло полное духовное воссоединение ее народов. Быстро освоив науку “катания на пульсарах”, они начали готовить десант на другие планеты, чтобы подготовить свою систему к вхождению в Федерацию.

Зная, что Хунаб Ку направляет в каждый звездный и планетарный узел ЦЗР выравнивающие программы с учетом местных условий  и уровней восприятия, мы приняли решение завершить свою программу на этой планете. Никто на ней даже не подозревал, что она стала объектом нашего первого эксперимента. Именно в этом заключался основной успех нашей миссии. Мы знали, что Альдебаран твердо идет по своему новому курсу, и вскоре мы узнаем друг друга в межзвездных встречах и переговорах.

 

13. НАША НАГРАДА:

 ЗАПУСК МЕЖМЕРНОГО ОРАКУЛА

“ДРИМСПЕЛЛ”

 

Первые эксперименты нашего Зонда не были чрезмерно смелыми и новаторскими. Мы просто хотели, чтобы все шло спокойно и гладко. Но Федерация высоко оценила наши успехи. Наше упоение легкими победами постоянно росло. Смелость одной из наших сенсорных спор, воплотившейся как Мемнозис и принявшей смерть ради успеха миссии Зонда, произвела огромное впечатление на старейшин Галактической Федерации. Однако, они возражали против того, чтобы подобные жертвы стали обычной практикой.

На очередном совещании Федерации по межзвездным делам мета-арктурианские аналогики получили порицание - и одновременно награду. Лейф-Тет-Цун, глава старейшин Альционы, мудрец-андрогин Высшего Двора Магии, против обыкновения, прибыл лично, чтобы передать нам особый дар - волшебное искусство Дримспелл.

Хотя с самых ранних времен освоения пульсаров у нас были некоторые озарения в этой сфере, все же мы не так уж много знали о практических применениях многомерного оракула. Наши интересы влекли нас, скорее, к практике магической подготовки ума. Суть ее в том, что, проникновение друг в друга  благодаря настройке на общую мыслеформу вызывает явление, которое мы называем “дримспелл”. Это - сама сущность романтической любви и взаимного притяжения, высочайший полет мечты и желания помочь друг другу.

И вот, сам Лейф-Тет-Цун, войдя в зал Совета, вошел в каждого из нас и позволил своим мыслям стать доступными для всех нас. Они поразили нас своей ясной искренностью и простотой:

               Галактика - это пересечение множества измерений, слитых в неразрывное целое. Эта целостность - полнозвучный сенсориум, простирающийся во все стороны из сердцевины и проникающий повсюду благодаря нашим органам чувств. Два важнейших аспекта, удерживающих галактическое пересечение в его целостности - это туммо-кундалини (внутренне порождаемое тепло) и телепатия (вселенская сеть получения и передачи информации).

Вы, арктурианские гетероклиты, на которых все мы привыкли надеяться и полагаться, решили  множество труднейших задач и ситуаций. Вы с честью прошли уроки обоих аспектов, воссоединив энергию внутренне-порождаемого тепла и информации на стезе полного осуществления свободы воли. Не на момент не упуская из виду великую цель вселенского вознесения, вы взращивали в своих сердцах и умах бескомпромиссную истину вместе с безудержной любовью.

Таким образом, вы сумели открыть в себе порталы “дримспелл”. Что это такое? Это умение любить и расширять сферу этой любви на соседние октавы, и так до бесконечности. Но это - еще и искусство высшей магии, магии освоения планет и выравнивания их кармического дисбаланса.

Истинная магия - это сила, перекидывающая мост между измерений. Таким образом, ее техники могут быть строго систематизированы и применены по назначению. Для призыва определенной магической силы и выстраивания моста между измерениями служит оракул “дримспелл”. Вы знаете, что оракул - это то, что изрекает. Но кто говорит и что именно - об этом вы узнаете от кристалла.

Кристалл отвечает: “Поворот тела змея образует кольцо; из этого кольца произрастают формы всего живого. Кольцо - порождение разума. Разум - самосущный корень времени, суть которого -  пустота. Кин - мера реального времени, а время - обертонирующий источник всего бытия. Извлекая из разума это кольцо, постигни, что вся магия проистекает из закона кинов. Согласно этому закону, жребий не может быть брошен вне или вопреки силе кольца. Только в нем могут быть призваны обертонные силы кина. Призыв и телепатическая передача этих сил - вот что приводит в движение жребий судьбы. Запуск “дримспелл” - это призыв обертонных сил изнутри кольца, в созвучии с отношениями волновой формы пульсара. Говоря изнутри кольца сил, насыщенных отношениями пульсаров, вы становитесь оракулами этих сил. Чтобы удерживать в повиновении эти силы прозрения, пронизывайте себя сквозь мою форму, вневременную и внепространственную, совершенную форму кристалла”.

Мы увидели, что телесная форма Лейф-Тет-Цуна преобразовалась в великолепный кристалл. Находясь, несомненно, вне нас, он в то же самое время включал всех нас в себя. Внутри его глубинной синевы, пронизанной огоньками и молниями, мы обнаружили самих себя, бредущих всем множеством путей мироздания. Водоворот сияющих облаков окутывал перекрестки многоцветных дорог и лучезарные дали. Великолепные замки из звука и цвета сплетались и перетекали друг в друга в игре бесконечных спиралей, уходя ступень за ступенью к невообразимым высотам - и все это внутри одного Мастер-Кристалла!        

Во всем этом сенсорном полнозвучии перед нами предстало кристаллическое тело Мемнозиса. Чистое, подобное застывшему пламени клинка, его бытие наполнило нас и воссоединило в своей устремленности. В этом великом опыте духовного слияния нам открылись многие техники и ключи нашего нового дара. Мы поняли, что отныне можем бросать жребии и изменять ход событий, но в строгих рамках решаемой творческой задачи. Впрочем, условия наших задач всегда определялись нами самими, благодаря нашему искусству “седлания пульсаров”.

Выйдя из тела Мастер-Кристалла, мы почувствовали великое воодушевление, особенно, когда увидели, что кристаллическое тело Мемнозиса не покинуло нас. Именно тогда Мемнозис объявил сбор кинов нашей галактики за круглым столом.

 

 

 

 

14. КРУГЛЫЙ СТОЛ ОРДЕНА

СИНЕГО ГАЛАКТИЧЕСКОГО ЩИТА МАГИИ

 

Собрание Круглого Стола рыцарей Ордена Магии - вовсе неординарное событие, даже по арктурианским стандартам. Инициатором этого заседания выступил Мемнозис. Его целью был запуск Оракула Дримспелл, для подготовки новой миссии Арктурианского Зонда.

Под четырехмерным куполом станции для приема Центрального Звездного Радиона, на полпути между Арктуром и Сияющим Якорем, собрались наши электрические тела. Среди собравшихся впервые были представители Альдебарана, передовой отряд истребителей драконов. Обменявшись взглядами глубинного и безмолвного узнавания, мы заняли места среди них. Празднование началось.

Пульсирующие лучезарные образы и цвета, проецируемые ядром сателлита (“котелком”, как мы его звали) соткали наши спектральные формы в едином для нас чувствознании. Тончайший сплав  доверительности и внутренней чистоты определил глубинный тон всего этого праздника вновь обретенной любви - нашего первого совместного Круглого Стола.

Не ранее, чем наши мысли и чувства друг к другу достигли возвышенной полноты, была объявлена цель  этого собрания. Настало время услышать голос Оракула Дримспелл. Напряженная тишина взорвалась каскадами звуков и голосов, все более радостных, торжествующих и победоносных. Внезапно наступившее космическое безмолвие достигло самой сердцевины нашего воссоединенного существа. Вслед за тем из приемо-передатчика Центрального Звездного Радиона мы услышали голос Оракула:

Вы хотите узнать о своей будущей миссии, но это бессмысленно. Знать свою миссию - значит знать, откуда вы прибыли. Зная это, вы не нуждаетесь в ином, кроме щита, который показывает, откуда вы прибыли. Ваша миссия сама развернется перед вами. Щит охранит вас, напоминая вам о ваших истоках”.

 Наступила звенящая тишина. Голос Оракула смолк. Дым благовоний, пронизанный цветными лучами, клубился, как наши глубиннейшие ожидания.

“Пусть у вас будет щит с печатью на нем, чтобы ваши намерения были ясны для всех, кто вас встретит!” - вновь раздался голос Оракула.

“Подобно тому, как Синий Галактический Орден принял Щит Магии, так и вам надлежит найти и принять собственный щит -  его духовный наследник. Чтобы узнать его природу и свойства, гадайте на рунах Оракула”.  

Тогда Мемнозис, инициатор собрания, наугад взял одну из рун. Это оказался знак  Ламат, звезда изысканности и искусства. Ее четыре луча расположены между четырьмя кругами, в знак совершенной уравновешенности восьмерки. Восемь - число октавы, галактической гармонии, целостности разума. Восьмеричная звезда стала для нас, сыновей семисенсорной споры, вечным напоминанием о нашем первом успехе - миссии Альдебарана.

Отныне каждый из нас, мета-арктурианских аналогиков, был со щитом. Этот щит одновременно похож и непохож на рыцарские щиты из истории вашей планеты.

 Подобно им, он имеет круглую форму - отражение первичного круга магии; но его отличие - в том, что он состоит не из плотного вещества, а соткан из электромагнитной субстанции. Он несет в себе кодовую информацию, целительное знание и жребии судьбы, включаемые телепатически.

Если что-то из этого кажется вам смутно знакомым, это потому, что мы - просто еще одна из ваших историй. Но это - другой исторический поток, известный только немногочисленным мудрецам, которых вы успели забыть. Этот поток вы можете возродить лишь благодаря возвращению во вселенскую телепатию. С борта нашего Зонда, мы задаем вам один-единственный вопрос:

Что вам необходимо в себе преодолеть, чтобы вернуть свое телепатическое искусство?”

 

15. МЕМНОЗИС:

ВОСПОМИНАНИЕ О БЕССМЕРТИИ

 

Я, Мемнозис, даю вам отчет о своей жизни. Вначале я был великим “мы”, как и все мы были когда-то. Ни одна обуреваемая страстями сенсорная спора не являет собой что-то меньшее, чем влекомое к наслаждению множество. Наши имена - это кодовые ключи, лирические созвучия, баллады, воспевающие наше стремление к красоте. Приняв имя Мемнозис, этот голос множества сузился до единственного “я”. Это имя означает “состояние памятования”. Но кто такой этот помнящий?

Как арктурианский гетероклит из передового отряда аналогиков, я имел немалый опыт в искусстве “обмена телами”.  Это означает, что, пока мое растительное тело привычно пребывало под куполом эротических грез, мое любознательное электрическое тело стремилось приумножать его удовольствие, полностью воспроизводя его в различных благоприятных местах обитания. Впоследствии мы стали называть это действие “переключением формы”: и действительно, как прекрасно, когда твое  растительное тело находится не менее чем в двух местах одновременно!

Это “переключение формы” аналогично бросанию жребия. При этом наводится телепатический мост между двумя временами, точнее, взаимоообмен между двумя  киновыми эквивалентами. Киновые эквиваленты для бросания жребия заимствуются из любой параллельной вселенной. Мы достигаем ее благодаря пониманию механизма шестеренок, приводимых в движение г-силой.

Ядро г-силы достижимо только в вечном сейчас. В нем нет места истории, так зачем позволить ей нас обременять? Отбросив историю, мы полагаемся на всемогущество зубчатых передач, соединенных с ядром г-силы.  Это ядро - чисто ментальное межмерное построение. Оно достижимо в сейчас благодаря правильному сочетанию сфокусированного намерения и расфокусированного внимания. При этом, одновременно с раскрытием узлов наслаждения растительного тела, его пронизывает электрический спазм, активирующий четырехмерное электрическое тело.

Это четырехмерное тело мы называем холоном. Его функция - синтез всех восприятий трехмерного тела в единый “спектакль” четырехмерного опыта. Сколько бы удовольствия он ни собрал вне своего “корня”, вся целостность его чувственного и сверхчувственного опыта вкладывается в единственное слово: холон.

Соразмерно своей потребности в наслаждении, растительное тело, получившее опыт достижения ядра, будет беспрерывно побуждать свой холон к исследованию все новых параллельных вселенных. На гребне экстаза, нервная система растительного тела будет наводнена потоком радиальных шестеренок-энграм, известных вам как “дежа-вю”. Это явление для нас- неоспоримый знак того, что мы уже находимся на пути возвращения к ядру, растворяя отжившее и собирая свое внимание в вечном сейчас и на самих себе настоящих.        

Цель этих утонченнейших изысканий - достичь полного памятования себя самого, путем полной активации собственных способностей и усилий. Этот процесс мы называем мемнозисом, потому что состояние всеобъемлющего памятования - и есть само бессмертие. Вне этого состояния невозможно исследование параллельных вселенных и накопление межмерного опыта. В этом случае Зонд остался бы только бесплотной, недостижимой мечтой.

В нашем познании бессмертия мы достигли таких состояний, которые вы называете “вечной жизнью”. И все же, это ваше понятие не передает и тени того непрерывного движения и труда, к которым “обязывает” нас наше положение. В нашем бессмертии, суть которого - постоянное памятование, нет ничего, кроме катапультирующей спирали времени, которая без устали доставляет нас во все новые сферы сознания и бесконечного вызова!    

Благодаря бессмертию, сенсорная спора, подобная нам, Арктурианским гетероклитам, развивает в себе способности к исследованию бесконечных миров, причем не как единый воспринимающий орган, но как множественно-единый. Таким образом, полностью просветленная сенсорная спора, оседлавшая гребень бессмертия, обретает способность к множественным воплощениям во множестве параллельных вселенных одновременно.

Я, говорящий вам об этом сейчас, Есмь Мемнозис, садовник памятования в космическом саде бессмертия.

По этой причине я сопровождал арктурианских аналогиков в их первой экспедиции на Альдебаран. Там я еще раз воплотился как разобщенная единица. Таким путем я через множество возвратился к Единству, преодолев двойственную природу арктурианского существа.

Так я, Мемнозис, стал окончательным гетероклитом - одиноким паломником, единственное призвание которого - самоотречение. Мой единственный враг - это страх смерти, а моя неутолимая любовь влечет меня ко всему, от чего я отказался во имя своего подвига одиночного гетероклитизма. Именно эта неоднозначная устремленность порождает поколения и поколения мудрецов. И пока на космических аванпостах остается хотя бы один из мудрецов, он будет помнить и призывать мое имя: Мемнозис, Оракул Бессмертия!

 

16. ОТЧЕТ МЕРЛИНА:

ДЕРЕВЬЯ ПРОЦИОНА - СОУЧАСТНИКИ ВРЕМЕНИ

 

Процион, поднимающийся на вашем горизонте перед великим Сириусом, подобен собаке, бегущей перед пастухом. Именно на Проционе мудрецы впервые созвали свой совещательный круг. Даже для вас, углеродных пигмеев эпохи возрождения Кинич Ахау, слово “мудрец” еще сохранило отзвуки первоначального чувства почтения перед духовным всесилием. Если бы вы нашли в себе силы отказаться от своего основного самообмана - страха смерти, только тогда вы смогли бы почувствовать силу, вложенную в понятие “мудрец”.

Как  начаться полету орла,

Пока кисть мудреца не создаст небеса?

Когда орел воспарит в вышине,

Мудрый выведет звезды в небесном окне.

Плод его дерева, с корня к вершине,

Освободит вас навеки отныне!

Вот моя история, мой смиренный отчет перед вами, слышимый в неумолкаемом шелесте бессмертных деревьев Проциона. Я Есмь Мерлин. Рожденный деревьями Проциона, распускающийся побег на могучей ветви Арктурианского Зонда, я, Мерлин, в незапамятные времена был пробужден песней сердца Мемнозиса.

Моя история началась за долгие времена до того, как ваши летописцы и трубадуры впервые услышали имя Мерлина. Задолго до того, как были возведены ваши каменные круги, а древние храмы погрузились на дно океанов, мои шаги раздавались среди прибрежных скал и глубоких пещер. Песня последнего из трубадуров, отзвучав, отмерила новый период, когда мое всемогущество озаряет холмы и леса вашей планеты, ибо Я Есмь Мерлин; слушайте же мою историю.

По завершении Круглого Стола, собранного Мемнозисом на передаточной станции ЦЗР, несколько сенсорных спор аналогиков собрались на внутреннее совещание. Они только что получили рыцарские  щиты с сияющим восьмеричным знаком звезды Арктура. Церемонию проводил Мемнозис, арктурианец из арктурианцев.

Как только Мемнозис энергизировал последний щит, отовсюду раздался боевой клич аналогиков: “Споры, вперед!”

Так, среди многоцветия ароматных дымов, звучащих лучей и лучезарных мыслеформ, созрел замысел новой экспедиции Зонда. Целью был избран Процион, в самом центре сектора Велатропа. Оракул провозгласил: “Сердце Велатропы, Процион! Хаос необузданных стихий!”.  Световая сфера в центре зала начала вращаться все быстрее и быстрее. Телепатические лучи приносили образы странных существ смутно знакомых очертаний, исчезающие быстрее, чем мы успевали их рассмотреть. Волны общего воодушевления все нарастали.

Вслед за тем из сердца Мемнозиса эманировал целый каскад мыслеобразов и панорамных картин. Гигантский водоворот огнедышаших форм, достигнув предельного накала, внезапно исчез. Настала полная тьма и забвение всего, кроме сейчас. Начался волшебный полет - на огненных крыльях, вне тела. Нас окружили видения света, воспринимаемые только внутренним взором.

И тут я пробудился к осознанию себя и вошел в мое новое бытие. Я ощутил себя в теле дерева - гигантского, полного жизни ствола, с артериями и венами, перекачивающими соки внутри меня. Я, Мерлин, родился из этого ствола! Освободившись из этой плаценты, от ее коры и луба, листвы, корней и замшелых сучьев, я полностью ощутил свою вновь обретенную растительную форму. Мемнозис стал не более чем смутным воспоминанием. То, как я попал сюда, казалось еще более туманным. Но стоило мне закрыть свои новые глаза, чтобы поискать отгадку внутри себя, затемненная панорама входа в мое собственное присутствие озарилась эмблемой щита Арктура. Переливы синего и фиолетового воссияли перед моим внутренним взором, и тогда я действительно вспомнил. 

Процион никогда по-настоящему не был освоен. Несколько люциферианских миссий окончились безуспешно, в результате непредсказуемой химической “внутренней агрессии”. И все же, здесь было нечто, ради чего стоило предпринять новую попытку. Я, Мерлин,  эманация сердца Мемнозиса, прибыл сюда, чтобы начать на этой планете новый эксперимент. Подобно ему, я вышел из множества и, сохранив свою связь с ним, все же стал отделенным. И когда на моем языке затрепетало новое имя - Мерлин, я знал, что оно - отныне мое.

Окончательно отлепившись от дерева, я начал исследовать мое новое состояние. Мое юное тело оказалось удивительно гибким, полным жизненных сил и пластичным. Мне достаточно было только подумать, чтобы мой мысленный образ предстал передо мной. Осознав, что моя ментальная сила немедленно вызывает явления к бытию, я стал гораздо внимательнее к своим мыслям.

Достаточно мне было пожелать найти себе уютное место для отдыха, как передо мной воздвиглась кристальная башня из арктурианского мрамора цвета лаванды. Я обнаружил, что к ее вершине вела спиральная лестница из 208 ступеней. За последней площадкой меня ждала не совсем обычная дверь. Стоило к ней прикоснуться, как она с громом и грохотом распахнулась, открыв вид на диковинное помещение. Оно было похоже и на лабораторию, и на мастерскую художника. Из углов веяло прохладой и темнотой, а стены, очевидно, состояли из какой-то прозрачной и лучезарной субстанции. Шепот многих созданий внезапно пронзил мой слух, и я увидел, что стены башни ходят ходуном, подобно ремизам ткацкого станка.

Я обнаружил, что без малейших усилий способен перемещаться в любую точку этого диковинного пространства. На любое положение, которое мое тело стремилось занять, откликались все новые сочетания света, мысли и звука, совершенно уникальные и своей формой, и содержанием. Я понял, что в них отражались телепатические сигналы других аналогиков, где бы они ни находились. Мне стало ясно, что здесь на Проционе, кроме меня, никого из них нет.

Только подумав о них, я увидел себя в самом центре гигантского круга сенсорных спор. Это был совет мудрецов. Но позвольте мне на минутку отвлечься и рассказать вам, что мы понимаем под словом “мудрец”, потому что именно это раскрылось мне в миг полного осознания моего бытия.

Мудрец - это старейшина Проциона, эманация сердца Мемнозиса, воплощенная память бессмертия. Мудрец ответствен за поддержание арктурианских кодов и энергетических конфигураций, где бы он ни находился. Его первая и главнейшая цель - привитие кодов, служащих очищению видения. Любовь начинает беспрепятственно течь через сердце, а оно - отражать в своих бесчисленных гранях благословения спиральных колец великого змея.

Вам может показаться, что мы выражаемся иносказательно, с помощью символов. Но протрите хорошенько свои глаза и прочистите уши! Вслушайтесь в пение ветра в деревьях на склонах холмов и в горных ущельях! Вы услышите шепот Мерлина, состоящий из множества голосов. Так было в потерянном мире Проциона, где мудрость и красота хранятся в сердцах бессмертных, вечно-изменчивых деревьев.

Так наш клан мудрецов, по примеру меня, Мерлина, покинул стволы деревьев, чтобы жить согласно законам нашего сердца и разума. Наши знания помогли нам добраться до многих потерянных миров и возродить их к новой жизни. Пусть наш опыт поможет и вам, ибо нашими устами обращается к вам небесный дракон. Наша стойкость и наше бесстрашие - опора духа в проявленных мирах. Наша вневременная сердцевина - преодоление смерти и память бессмертия. Наши магические слова и песнопения открывают в сердцах врата правды и преданности. Нашим скипетром Кристального Зеркала мы озаряем для каждого, кто пожелает, спиральную лестницу отражений истины его собственного бытия.  

Ни одна из планет неспособна подняться к вершине своей судьбы без того, чтобы призвать помощь первичного кольца мудрецов. В этом кругу все их совокупное знание запечатано внутри кристаллической сферы. Это больше, чем даже те звезды, которые каждый из мудрецов носит в своей короне. Внутри этой короны, сфокусированной, как луч, и бесконечной, все жребии облекаются силой судьбы. Если хочешь поговорить с мудрецом, найди подходящее дерево. Это так, потому что еще со времен Проциона я предрешил, что в каждом из растущих деревьев мудрец ожидает, когда к нему обратятся искатели истины.

 

Продолжение следует..

 

Начало (1-я публикация )тут2-я пуюликация -тут, 3- я публикация тут; 4-я тут

 

 

 

Последние публикации

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери

Золотая Пчела - воплощение Великой Матери Я еще работаю с этой статьей поэтому перепост пока в таком виде)https://foxsway.home.blog/2019/06/26/пчела-пчелы-улей-мед-символизм/ Многие значения Символа Пчелы зависели от исторических условий. от экономической ситуации...
подробности

Преодоление обиды помогает повзрослеть

Преодоление обиды помогает повзрослеть Выражение «Я его не могу переваривать» в этом случае отражает обиду и относится к пищеварительному тракту. Некоторые исследователи высказывают мнение о том,...
подробности

Защита границ в близких отношениях

Защита границ в близких отношениях Выстраивать границы в отношениях можно только двумя способами: положительным и отрицательным подкреплением. Положительно нужно подкреплять любые уступки партнера вам, любые вложения в...
подробности

Форма входа

Подписка "Литература"

Яндекс.Метрика